Прическа сон в летнюю ночь

Сон в летнюю ночь

Действующие лица 1

«СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ» 14

Уильям Шекспир
Сон в летнюю ночь

Действующие лица

Феи и эльфы, покорные Оберону и Титании, свита.

АКТ I

Афины, дворец Тезея.

Тезей

Прекрасная, наш брачный час все ближе:

Нам приведут. Но ах, как медлит старый!

Стоит он на пути к моим желаньям,

Как мачеха иль старая вдова,

Что юноши доходы заедает.

Ипполита

Четыре дня в ночах потонут быстро;

Четыре ночи в снах так быстро канут…

Ночь нашей свадьбы!

Тезей

Расшевели всю молодежь в Афинах

И резвый дух веселья пробуди.

Печаль для похорон пусть остается:

Нам на пиру не нужно бледной гостьи.

Тезей

Тебя мечом я добыл, Ипполита,;

Угрозами любви твоей добился,

Но свадьбу я в ином ключе1 сыграю:

Торжественно, и весело, и пышно!

Эгей

Будь счастлив, славный герцог наш Тезей!

Тезей

Благодарю тебя, Эгей! Что скажешь?

Эгей

Я в огорченье, с жалобой к тебе

Ты, ты, Лизандр! Ты ей писал стихи,

Залогами любви менялся с ней,

Под окнами ее при лунном свете

Притворно пел любви притворной песни!

Ты в ход пускал, чтобы пленить ей сердце,

Браслеты, кольца из волос, конфеты,

Что юности неискушенной мило!

Коварством ты ее любовь похитил,

Ты послушанье, должное отцу,

Она при вас, мой государь, не даст

Согласия Деметрию, взываю

К старинному афинскому закону:

Раз дочь моя, могу всецело ею

Располагать; а я решил: Деметрий

Тезей

Ну, Гермия, прекрасная девица,

Что скажешь ты? Обдумай хорошенько.

Отца должна считать ты как бы богом:

Он создал красоту твою, и ты

Им отлитая восковая форма;

Гермия

Тезей

Но если твой отец не за него,

То, значит, тот достойней.

Гермия

Хотела, чтоб отец смотрел моими

Тезей

Нет! Скорей твои глаза

Должны его сужденью подчиняться.

Гермия

Простите, ваша светлость, умоляю.

Сама не знаю, где нашла я смелость,

И можно ли, не оскорбляя скромность,

При всех мне так свободно говорить.

Но заклинаю, мне узнать позвольте:

Что самое плохое предстоит мне,

Когда я за Деметрия не выйду?

Тезей

От общества мужчин. Вот почему,

О Гермия, проверь себя. Подумай:

Ты молода… Свою спроси ты душу,

Когда пойдешь против отцовской воли:

Способна ль ты надеть наряд монашки,

Навек быть заключенной в монастырь,

Всю жизнь прожить монахиней бесплодной2

И грустно петь луне холодной гимны?

Стократ блажен, кто кровь свою смиряет,

Чтоб на земле путь девственный свершить;

Но роза, в благовонье растворясь,3

Счастливей той, что на кусте невинном

Гермия

Так я цвести, и жить, и умереть

Хочу скорей, чем девичьи права

Отдать ему во власть! Его ярму

Душа моя не хочет покориться.

Тезей

Обдумай, Гермия! В день новолунья

(В день, что меня с моей любовью свяжет

На вечное содружество) должна

Ты быть готова: или умереть

За нарушение отцовской воли,

Иль обвенчаться с тем, кого он выбрал,

Иль дать навек у алтаря Дианы

Обет безбрачья и суровой жизни.

Деметрий

Моим правам бесспорным уступи.

Лизандр

Деметрий, раз отец тебя так любит,

Отдай мне дочь, а сам женись на нем!

Эгей

За ним и с ней все то, чем я владею.

Я отдаю Деметрию сполна!

Лизандр

Но, государь, с ним равен я рожденьем

Да и богатством; я люблю сильней;

По положенью я ничем не ниже,

Скорее даже выше, чем Деметрий;

Я Гермией прекрасною любим!

К чему ж от прав моих мне отрекаться?

В Елену, дочь Недара, был влюблен.

Ее увлек он. Нежная Елена

Непостоянного безумно любит,

Боготворит пустого человека!

Тезей

Признаться, я кой-что об этом слышал

И даже думал с ним потолковать;

Но, занятый важнейшими делами,

И ты, Эгей! Со мной идите оба,

Ты ж, Гермия, старайся подчинить

Свои мечты желанию отца,

Не то предаст тебя закон афинский

(Которого мы изменить не в силах)

Ну, Ипполита… Что, любовь моя?

Я поручу вам кое-что устроить

К торжественному дню и потолкую

О том, что вас касается обоих.

Эгей

Исполнить долг наш рады мы всегда.

Тезей, Ипполита, Эгей, Деметрий и свита уходят.

Источник

У. Шекспир Сон в летнюю ночь АКТ 2

(Лес вблизи Афин. Входят, с противоположных сторон, Фея и Пак.)

Пак:
Как захватила дух! Куда путь держишь?

Фея:
По полям брожу холмистым,
По кустарникам волнистым
Меж деревьев лесом мшистым,
Над водой в огне игристом.
Всюду тут и там брожу
С наслаждением скольжу
И быстрей чем льёт пожар
По просторам лунный шар.
Угождаю волшебством
Для царицы фей, кругом
Рассыпаю в травы росы,
Бусы в их вплетаю косы.
Окропляю и цветы,
Добиваясь красоты.
Чтобы стражею встречали,
Золотом наряд венчали.
Те рубинами горят,
Разливая аромат.
Пойду набрать росинок этим душкам,
Мне жемчуг нужно вдеть во все их ушки.
Прощай, дух, я продолжу свой полёт.
Сюда царица с эльфами придёт.

Пак:
Желает царь на этот пир явиться,
Сделай так, чтоб он не встретился с царицей.
Оберон свой гнев сдержать не в силах,
Коль будет пребывать с ней мальчик милый,
Что был украден у индейского царя
И Оберон враждует с ней не зря.
Он жаждет мальчика того себе забрать,
Чтоб мог он рыцарем по лесу с ним блуждать.
Она ему дитя не отдаёт,
Радуясь, венки ему плетёт.
Теперь при встрече в роще ль, на лугах,
У источников в сияющих цветах,
Они враждебно смотрят друг на друга
Что все их эльфы, разбегаясь с перепуга,
В чашках желудей спешат укрыться,
Чтобы им со злобой не водиться.

Фея:
Иль заблуждаюсь я, иль в самом деле
Ты тот эльф, что проницателен и смелый,
Плутишка Робин? Или ты не тот?
Что деревенских девиц круглый год
Пугает и на мельнице шалит?
То мелет, а то вдруг забарахлит.
А кто снимает сливки с молока,
Ошеломив хозяек и слегка
Мешает масло сбить, вертясь под их рукой?
Пивные дрожжи портит и покой
Нарушив путника в ночи, с пути собьёт,
В след, хохоча ему, вдруг в дебри заведёт.
А кто любезно скажет «милый Пак»
Тому он с радостью готов помочь. Итак,
Ответь мне ты не он?

Пак:
Что тут сказать.
Я весел и люблю в ночи блуждать.
И Оберона как-то со смеху я свёл,
Когда коня его холёного подвёл,
Для него изобразив кобылы ржанье.
То затаюсь у сплетнице в стакане
Крабом в нём притихну, согреваясь
И как хлебнуть питьё то, собираясь,
Она к губам стакан свой поднесёт
Я шмыгну, забивая её рот,
Ей тот глоток прольётся на колени.
То тётка, жалуясь, придёт подобно тени
Трёхногий стул, признав во мне, присесть захочет,
Я ускользну, она, как рухнет, все хохочут.
Руки в боки и ну клясться, утверждать,
Что веселей не приходилось повидать.
Укроемся, явился Оберон.

Фея:
И моя царица. И ей навстречу он!

(Входят с одной стороны Оберон,
С другой – Титания. Каждый со своей свитой.)

Оберон:
Дурная встреча при луне, с надменною Титанией!

Титания:
Ревнивец Оберон! Продолжим путь свой, феи.
Его мне общество и ложе неприятны.

Оберон:
Стой безрассудная, иль я уже не муж?

Титания:
После этого я леди, я знакома
С тем как ты, таясь, прочь уходил
Из царства фей, чтоб в образе Корина
Днями в играх пребывать, сбирая зёрна
Любовных версий влюбчивой Филлиды.
С каким сюда явился ты искусством
Из Индии далекой? Чтоб облегчить
Твоей любовнице лохматой амазонке
Завоевать любовь Тезея, обвенчаться?
Ты ушел, предоставляя ложе им,
Чтоб удовольствие их процветало?

Оберон:
Постыдись меня, Титания, позорить,
Мой взгляд ответный был на Ипполиту,
Я о твоей любви узнал к Тезею.
Не уводила ль ты его сквозь мрак ночной
От Перигении похищенной насильно?
Сломала его верность так же к Эгле,
Вместе Ариадне, Антионе?

Титания:
Одержим ты ревностным подлогом,
Не видишь ты ни лета, ни весны.
При встрече на холмах, лугах долинных,
У рек поящих земли, у ручьёв,
Или в пределах моря, где нам ветер
Наши локоны дыханьем полоскал,
Ты шумной ссорой наши игры прерывал.
Почуяв ветры дуновением своим
Твоё старанье веселить пренебреженье,
Как будто в мести из глубин морских
Заразные туманы извлекали.
Окутывали осенью, надменно,
Каждую речонку восхваляя,
Призывали утопить земли гордыню.
Чтоб своё иго вол тянул напрасно,
Чтоб пахарь сник в той свежести, зерно
Погибло б, бороды не отрастив.
Чтобы пастбища утопли в пустоте,
Где вороньё кружится стаями, пируя
Над тощими овечьими стадами.
Увязли люди в слякоти той странной,
В лабиринтах зелени незрелой,
Испытывая нужды, приближались
К смерти с наступлением зимы.
Чтоб утихли и ночные песнопенья
И благословенье рождества.
Луна владелица тех наводнений
Поблекла б в гневе, омывая воздух
Который изобилует болезнью.
В совершенстве это мы увидим,
Сезон морозов инея седого,
Что дерзко гасит пламя алых роз.
В своей короне ледяной старый Мороз
Будет содержать благоуханье
Сладостного лета, цвет бутонов,
Насмехаясь и сердя весну и осень.
Раздражая, их наряды переменит,
По привычке замораживая краски,
Мир знакомый с их плодами сокрушая.
Это пагубное зло потомок наш,
Оно в нашем разногласье рождено.
Мы родители его, мы и в ответе.

Читайте также:  Подниматься по эскалатору вверх сонник

Оберон:
Ты улучшить можешь отношенье,
К чему Титании крест лживый Оберона?
Я прошу немного, чтобы мальчик
Стал приверженцем моим.

Титания:
Пусть ваше сердце
Успокоится, ребёнка не отдам,
На всё царство фей не обменяю,
Его матерью я избрана была.
Мы в пряном воздухе индийской ночи
Болтали, находясь в веселье полном.
На золотом Нептуновом песке
Сидели за торговыми судами,
Наблюдая, разбирал нас с нею смех,
Когда ветер, наполняя паруса,
Напоминал её плывущую по суше,
Мой мальчик бился уж тогда под её сердцем.
Подражая парусам, она скрывалась
И возвращалась, принося мне что-нибудь.
Как будто бы бесценное богатство
Вручала мне, из странствия вернувшись.
Она была из смертных и скончалась
Сразу после родов, в память ей
Я вскормлю её ребёнка, в память ей
С ним я не расстанусь никогда.

Оберон:
Как долго в этом ты в лесу пробудешь?

Титания:
Пока день свадебный Тезея не наступит.
Если будешь терпелив до хороводов
Под луной, то празднуй вместе с нами.
Если нет, то не преследуй понапрасну.

Оберон:
Отдай мне мальчика, и я исчезну с ним.

Титания:
Нет и за царство фей. Порядочней уйти.
Чем стремиться к пребыванью в долгих ссорах.

(Уходит Титания со своей свитой.)

Оберон:
Уходи коли желаешь, путь открыт,
Только не покинуть тебе лес,
Пока я не отомщу за оскорбленье.
Подойди ко мне мой славный Пак,
Ты помнишь, как я раз сидел на мысе
Разглядывал русалку на дельфине,
Как в той гармонии и море присмирело,
Воспеванье слушая её,
И звёзды покидали свою сферу?

Оберон:
В то время я заметил, как летел
Между луной холодной и землёй
Купидон во всеоружии, стремясь
Прицелиться в приятную весталку.
Престол её на Западе и он
Стрелу туда любовную направил,
Да так, что мог пронзить сотни сердец.
Но Купидонов пламень вдруг погас
В увлажнённом сиянии лунном.
А девица в то время шла в заботах,
О своей свободе размышляя.
Однако я заметил, что стрела
Вонзилась всё же в западный цветок
Молочно-белый, стал теперь багряным
От любовной раны, что призвала
Деву обладать любовью праздной.
Принеси мне тот цветок для представленья.
Чьих сок его коснётся сонных век,
Тот безумною любовью воспылает,
Когда раскрыв глаза любое существо
Увидит пред собой, найди тот цвет
И возвращайся поскорей, быстрее чем
В состоянье плыть левиафан.

Пак:
Чтоб опоясать землю нужно мне
Сорок лишь минут.

Оберон:
Я с тем цветком
В ожиданье сна Титании укроюсь,
Чтоб уронить на её веки капли сока.
Когда она проснётся, кто бы ни был
Будь то лев, медведь, волк или бык,
Горилла или шустрая мартышка
Кто предстанет первым перед ней
Того полюбит страстно всей душою.
А после я исправлю то влеченье
Другой травой, когда добьюсь согласья,
Когда она мне своего отдаст пажа.
Кто-то идёт сюда? Для них невидим я,
Подслушаю невольно их беседу.

(Входят Деметрий и за ним Елена.)

Деметрий:
Я не люблю тебя, преследовать не стоит.
Где Лизандр и Гермия? Убью,
Чтоб обладать ещё одним убийством.
Ты сказала, что они украдкой здесь
Встретиться должны в этом лесу.
Я здесь, чтоб мою Гермию увидеть,
Ты меня доставила сюда,
Мне большего не надо, уходи.

Елена:
Ты меня удерживаешь, ты
Увлекаешь моё сердце так упорно.
Не железное оно, но крепче стали
И я бессильна пред его влеченьем.

Деметрий:
Иль соблазняю я тебя? Создав все блага?
Или истина простая не ясна,
Что я любить тебя не в состоянье?

Елена:
Я ради этого люблю ещё сильней,
Я Деметрий за тобой мчу как собачка,
Чем больше бьёшь меня, тем ласковее я.
Обходись со мною как с собачкой,
Применяй побои, прогоняй,
Лиши всего, единственно позволь
Мне недостойной идти следом за тобой.
Пусть будет худшим место то в любви,
Я с уваженьем отнесусь к нему.
В чём ещё могу я быть полезной?

Деметрий:
Не склоняй мой к ненависти дух!
Я становлюсь больным, тебя увидев.

Елена:
И я больна, когда тебя не вижу.

Деметрий:
Ты нарушаешь слишком скромности предел.
Покинув город опасеньем для себя,
Ты попадаешь в руки неразумно
К тому, кто не живёт твоею верой
Ночь для него благоприятной может быть,
Но дурно указав твою пустынность
Ценою непорочности девичьей.

Елена:
Мне привилегией достоинства твои.
Когда лицо твоё я вижу, тает ночь.
А значит, нет сейчас ночи, я полагаю
Лес не испытывает так же недостатка
Миров людских, ты в отношениях моих.
Как можно говорить, что я одна,
Когда весь мир здесь смотрит на меня?

Деметрий:
Убегу и спрячусь в дебрях леса
Тебя, оставив и простив диких зверей.

Елена:
Не настолько у зверей жестоко сердце,
Что ж беги; предания изменишь:
Аполлон бежит преследуемый Дафной,
Голубь за грифоном мчит бесстрашно,
Лань гонится за тигром, бьёт копытом,
Когда доблесть от трусости бежит.

Деметрий:
Я не желаю создавать проблемы,
Позволь уйти, если увяжешься за мной,
Тебе беды в этом лесу не избежать.

Елена:
Повсюду в храме, в городе и в поле
Ты мне стараешься Деметрий навредить,
Унизить женское достоинство моё.
Мы в состоянии сраженья за любовь,
Но умолять не мы должны, а нас.

Оберон:
Прощайте, нимфа, он спасёт вас от могилы,
Сам добиваться вас начнёт с такой же силой.

Принёс цветок? Добро пожаловать мой странник.

Оберон:
Теперь дай мне его.
Я знаю место, где в одно мгновенье
Буйный ветер, превращаясь в дуновенье,
Ласкает дикий цвет фиалок нежных.
Где балдахин деревьев так прилежно
Оберегает аромат мускатных роз,
Где можно погрузиться в сладость грёз.
Титания проводит ночи там,
Восхищаясь, доверяет сон цветам.
Там свою кожу сбрасывают змеи,
Что прекраснейшим покровом служит фее.
Там орошу её я веки этим соком,
Чтоб от капризов отошла себе же проком.
Возьми и ты. В лесную глушь пойди
Прелестную афинянку найди,
Что влюблена в жестокого глупца,
Отверг её он, смажь глаза юнца.
Чтоб, проснувшись, леди ту увидел,
И больше никогда бы не обидел.
Знай на нём афинская одежда
И сделай так чтобы её надежды
Оправдались, чтоб любовь в нём в самом деле
Воспылала бы сильнее, чем в той деве.
Встретимся до первых петухов.

Пак:
Мой господин, для беспокойства нет основ.

(Другая часть леса. Входит Титания со свитой.)

Титания:
Время хороводов, феи, песен.
После трёх минут все разойдётесь.
Кто червяков убьёт в бутонах роз;
Кто учинит войну мышам летучим,
Из крыльев их нашьем одежды эльфам,
Кто сов прогнать кричащих по ночам,
Что похищают наше настроенье.
Пойте и как в сон я отойду,
Чтоб отдохнуть, приступите к работе.

(Песня)
Первая фея:
Змейки спрячьте язычки
И ежи свои колючки,
Ящерки и червячки
От царицы прочь все злючки.

Хор:
Филомена, воспевай
С нами вместе усыпляй
Нашу милую царицу,
Пусть ей сладкий сон приснится.
Пусть не будет никогда
Горьких слов, уйдёт беда.
Доброй ночи госпоже,
Тьма постой на стороже.

Первая фея:
Здесь не тките пауки
Не прядите нити низко.
Ни улитка, ни жуки
Не подкрадывайтесь близко.

Хор:
Филомена, воспевай
С нами вместе усыпляй
Нашу милую царицу,
Пусть ей сладкий сон приснится.
Пусть не будет никогда
Горьких слов, уйдёт беда.
Доброй ночи госпоже,
Тьма постой на стороже.

Вторая фея:
Всё хорошо, теперь уходим прочь,
Пусть часовым здесь будет только ночь.

(Уходят феи. Титания спит. Входит Оберон
и опрыскивает веки Титании цветочным соком.)

Оберон:
Как оставишь сон прекрасный,
Как откроешь очи ясны,
Пусть предстанет хоть ужасный
Пред тобой кабан иль рысь,
Барс, медведь, в него влюбись.
Пусть то будет волосатым
Существо, иль бес лохматый.
Только в пору пробудись.

(Входят Лизандр и Гермия.)

Лизандр:
Ты выглядишь, любимая, устало
Я заплутал в лесу, иной дороги нет,
Мы место выбрать, Гермия, должны.
Чтоб отдохнуть, рассвет поддержит нас.

Гермия:
Ты, Лизандр, себе ложе подыщи,
А я найду своё, уж не взыщи.

Лизандр:
Земля сослужит нам одной постелью ладно,
Объединив сердца, чтоб не было прохладно.

Гермия:
Нет, мой возлюбленный Лизандр, милый мой,
Ложиться рядышком не стоит нам с тобой.

Лизандр:
О, прими, мой здравый смысл невинен.
Любовь значение поймёт, сердца едины.
Пойми одну лишь только в этом суть,
Что любящим сердцам не обмануть.
Единственною клятвой скреплены,
Одной любовью две груди полны.
Ты не должна мне в твоём ложе отказать,
Не думай, Гермия, что я могу солгать.

Лизандр:
Аминь, аминь я говорю молясь,
Когда жизнь моя близка от смерти.
Здесь лягу, сон подарит мне покой!

Гермия:
Желаю разделить его с тобой!

(Оба засыпают. Входит Пак.)

Пак:
Обошёл я весь уж лес,
Афинянин как исчез.
Испытать на нём не смог
Чудодейственный цветок.
Ночь безмолвна и черна
Афинянка не должна
Мрачный столь носить наряд,
Вот и он ах как я рад.
Тот, кто девицу отверг
И она здесь спит, померк
Её свет в сыром саду
Не решилась в том аду
Лечь с ним рядом, грубиян,
Я исправлю твой изъян.
Силы я твоим глазам
Каплями сейчас придам.
Как покинешь берег снов,
Так не снять тебе оков.
Просыпайся ты в запрете,
Перед ней теперь в ответе.
За её любовь, поймёшь,
Что прекрасней не найдёшь.
Выполнил приказ, теперь
Безо всякого урону
Возвращаюсь к Оберону.

(Уходит.)
(Вбегают Деметрий и Елена)

Деметрий:
Уже в оплате я, преследовать не смей.

Елена:
Оставить меня хочешь в темноте? О нет.

Деметрий:
Тебе опаснее со мною пребывать,
Я хочу продолжить путь один.

Елена:
О, моё дыхание на исходе,
Умаленье благосклонно к непогоде.
Где-то счастьем Гермия полна,
Сияньем глаз она наделена.
Почему её глаза настолько ясны?
Не от солёных слёз они прекрасны;
Мои глаза роняют чаще воды,
Нет, нет, я безобразна как медведь мне не в угоду;
Зверь, от страха встретив, может убежать.
Не диво, не могу я удержать
Деметрия, уродливость пугает,
Поэтому меня он избегает.
Значит, в зеркалах таится зло,
Что с Гермией сравнить меня смогло?
Кто здесь? Лизандр! Мёртв он, или спит?
Нет крови, ран, вполне здоровый вид.
Лизандр проснись, коли живой.

Читайте также:  Причины плача младенца перед сном

Лизандр:
(пробуждаясь)
Я сквозь огонь пройду вслед за тобой.
Прозрачная Елена! Ты создана природою искусно,
Я вижу твоё сердце оно грустно.
Но где Деметрий? О, мой жаждет меч
Низким именем его не пренебречь.

Елена:
Не говори, Лизандр так, не говори.
Хоть и влюблён он в Гермию твою,
Но гордись, она тобой лишь дорожит.

Лизандр:
Гордиться Гермией? О, нет, я сожалею
О ней теперь и думать я не смею.
В Елену милую безумно я влюблён,
Голубка превосходит всех ворон.
Мужская воля к доводам стремиться
И говорит, что ты прекрасней всех девица.
Каждый зрелости имеет свой сезон,
Но я был в зрелости своей не убеждён.
Так трогательно, что теперь достиг
Возвышенности, где желанья вмиг
К твоим глазам мне указали путь,
Мой взгляд в любви не может обмануть.

Елена:
В твоём признании я слышу оскорбленье?
Иль я достойна твоего презренья?
Иль не достаточно другой мужчина
Мне доставляет недовольство по причине,
Что я не в состоянье заслужить
Взгляд Деметрия, чтоб сладко жить?
Ты недостойность мою хочешь подчеркнуть?
Утешением меня не обмануть.
Твоё признанье я исследовать должна,
Ты добр, в этом я убеждена.
О, один меня мужчина невзлюбил,
Другой, последовав так дерзко оскорбил!

Лизандр:
Она не видит Гермии. Спи там.
Теперь не быть с тобою вместе нам!
Как сладостью пресыщенность влияет,
Что отвращенье часто доставляет,
Так мужская ересь ткёт туман,
Погружая в ненавистный столь обман.
Так и я пресыщен был тобой
Мне так же ненавистен образ твой.
Всю любовь, честь и могущество моё
Дарю Елене, чтоб быть рыцарем её!

Гермия
(пробуждаясь)
Помоги, Лизандр, спаси мне жизнь мою,
Убери с груди моей змею
Жаль гадкий сон! Я снами дорожу!
Лизандр, посмотри, от страха вся дрожу.
В моё сердце змея впилась в тяжком сне
А ты сидишь с улыбкой болью мне.
Лизандр! Как ушёл? Лизандр! Милый!
Где ты, Лизандр? Я боюсь, помилуй!
Лизандр, отзовись, его здесь нет?
Лизандр не омрачай мой страхом свет!
Его нет, но никакая ночь не спрячет,
Найду хоть мёртвого, иль он меня дурачит.

Источник

Онлайн чтение книги Сон в летнюю ночь A Midsummer Night’s Dream
АКТ I

Афины, дворец Тезея.

Входят Тезей, Ипполита, Филострат и свита.

Тезей

Прекрасная, наш брачный час все ближе:

Четыре дня счастливых — новый месяц

Нам приведут. Но ах, как медлит старый!

Стоит он на пути к моим желаньям,

Как мачеха иль старая вдова,

Что юноши доходы заедает.

Ипполита

Четыре дня в ночах потонут быстро;

Четыре ночи в снах так быстро канут…

И полумесяц — лук из серебра,

Натянутый на небе, — озарит

Ночь нашей свадьбы!

Тезей

Расшевели всю молодежь в Афинах

И резвый дух веселья пробуди.

Печаль для похорон пусть остается:

Нам на пиру не нужно бледной гостьи.

Филострат уходит.

Тезей

Тебя мечом я добыл, Ипполита,

Угрозами любви твоей добился,

Но свадьбу я в ином ключе [1] …в ином ключе. — Музыкальный термин, здесь означает в другом тоне — весело, радостно. (Здесь и далее примечания к тексту сделанны А. Смирнов) сыграю:

Торжественно, и весело, и пышно!

Входят Эгей, Гермия, Лизандр и Деметрий.

Эгей

Будь счастлив, славный герцог наш Тезей!

Тезей

Благодарю тебя, Эгей! Что скажешь?

Эгей

Я в огорченье, с жалобой к тебе

На Гермию — да, на родную дочь! —

Деметрий, подойди! — Мой государь,

Вот тот, кому хотел отдать я дочь. —

Лизандр, и ты приблизься! — Государь мой!

А этот вот околдовал ей сердце. —

Ты, ты, Лизандр! Ты ей писал стихи,

Залогами любви менялся с ней,

Под окнами ее при лунном свете

Притворно пел любви притворной песни!

Ты в ход пускал, чтобы пленить ей сердце,

Браслеты, кольца из волос, конфеты,

Цветы, безделки, побрякушки — все,

Что юности неискушенной мило!

Коварством ты ее любовь похитил,

Ты послушанье, должное отцу,

В упрямство злое превратил! — Так если

Она при вас, мой государь, не даст

Согласия Деметрию, взываю

К старинному афинскому закону:

Раз дочь моя, могу всецело ею

Располагать; а я решил: Деметрий

Или — как предусмотрено законом

Тезей

Ну, Гермия, прекрасная девица,

Что скажешь ты? Обдумай хорошенько.

Отца должна считать ты как бы богом:

Он создал красоту твою, и ты

Им отлитая восковая форма;

Ее оставить иль разбить — он вправе.

Деметрий — человек вполне достойный.

Гермия

Лизандр мой — также.

Тезей

Но если твой отец не за него,

То, значит, тот достойней.

Гермия

Хотела, чтоб отец смотрел моими

Тезей

Нет! Скорей твои глаза

Должны его сужденью подчиняться.

Гермия

Простите, ваша светлость, умоляю.

Сама не знаю, где нашла я смелость,

И можно ли, не оскорбляя скромность,

При всех мне так свободно говорить.

Но заклинаю, мне узнать позвольте:

Что самое плохое предстоит мне,

Когда я за Деметрия не выйду?

Тезей

От общества мужчин. Вот почему,

О Гермия, проверь себя. Подумай:

Ты молода… Свою спроси ты душу,

Когда пойдешь против отцовской воли:

Способна ль ты надеть наряд монашки,

Навек быть заключенной в монастырь,

Всю жизнь прожить монахиней бесплодной [2] …быть заключенной в монастырь, всю жизнь прожить монахиней бесплодной. — В Древней Греции не было, конечно, ни монастырей, ни монахинь. Это — один из частых у Шекспира анахронизмов.

И грустно петь луне холодной гимны?

Стократ блажен, кто кровь свою смиряет,

Чтоб на земле путь девственный свершить;

Но роза, в благовонье растворясь, [3] …роза, в благовонье растворясь… — Имеется в виду изготовление духов из роз.

Счастливей той, что на кусте невинном

Цветет, живет, умрет — все одинокой!

Гермия

Так я цвести, и жить, и умереть

Хочу скорей, чем девичьи права

Отдать ему во власть! Его ярму

Душа моя не хочет покориться.

Тезей

Обдумай, Гермия! В день новолунья

(В день, что меня с моей любовью свяжет

На вечное содружество) должна

Ты быть готова: или умереть

За нарушение отцовской воли,

Иль обвенчаться с тем, кого он выбрал,

Иль дать навек у алтаря Дианы

Обет безбрачья и суровой жизни.

Деметрий

Смягчись, о Гермия! — А ты, Лизандр,

Моим правам бесспорным уступи.

Лизандр

Деметрий, раз отец тебя так любит,

Отдай мне дочь, а сам женись на нем!

Эгей

Насмешник дерзкий! Да, любовь отца —

За ним и с ней все то, чем я владею.

Но дочь — моя, и все права над нею

Я отдаю Деметрию сполна!

Лизандр

Но, государь, с ним равен я рожденьем

Да и богатством; я люблю сильней;

По положенью я ничем не ниже,

Скорее даже выше, чем Деметрий;

А главное — что превышает все —

Я Гермией прекрасною любим!

К чему ж от прав моих мне отрекаться?

Деметрий — да, скажу ему в лицо —

В Елену, дочь Недара, был влюблен.

Ее увлек он. Нежная Елена

Непостоянного безумно любит,

Боготворит пустого человека!

Тезей

Признаться, я кой-что об этом слышал

И даже думал с ним потолковать;

Но, занятый важнейшими делами,

Забыл о том. — Иди со мной, Деметрий,

И ты, Эгей! Со мной идите оба,

И мы найдем, о чем поговорить! —

Ты ж, Гермия, старайся подчинить

Свои мечты желанию отца,

Не то предаст тебя закон афинский

(Которого мы изменить не в силах)

Ну, Ипполита… Что, любовь моя?

Идем… — Деметрий и Эгей — за мною.

Я поручу вам кое-что устроить

К торжественному дню и потолкую

О том, что вас касается обоих.

Эгей

Исполнить долг наш рады мы всегда.

Тезей, Ипполита, Эгей, Деметрий и свита уходят.

Лизандр

Ну что, моя любовь? Как бледны щеки!

Как быстро вдруг на них увяли розы!

Гермия

Не оттого ль, что нет дождя, который

Из бури глаз моих легко добыть.

Лизандр

Увы! Я никогда еще не слышал

И не читал — в истории ли, в сказке ль, —

Чтоб гладким был путь истинной любви.

Но — или разница в происхожденье…

Гермия

О горе! Высшему — плениться низшей.

Лизандр

Или различье в летах…

Гермия

Быть слишком старым для невесты юной!

Лизандр

Иль выбор близких и друзей…

Гермия

Но как любить по выбору чужому?

Лизандр

А если выбор всем хорош, — война,

И делают ее, как звук, мгновенной,

Как тень, летучей и, как сон, короткой.

Так молния, блеснув во мраке ночи,

Разверзнет гневно небеса и землю,

И раньше, чем воскликнем мы: «Смотри!» —

Ее уже поглотит бездна мрака —

Все яркое так быстро исчезает.

Гермия

Но если для влюбленных неизбежно

Страданье и таков закон судьбы,

Так будем в испытаньях терпеливы:

Ведь это для любви обычной крест,

Приличный ей, — мечты, томленья, слезы,

Желанья, сны — любви несчастной свита!

Лизандр

Да, ты права… Но, Гермия, послушай:

Есть тетка у меня. Она вдова,

Богатая, бездетная притом.

Живет отсюда милях так в семи.

Так вот: она меня как сына любит!

Там, Гермия, мы можем обвенчаться.

Жестокие афинские законы

Там не найдут нас. Если правда любишь,

Ты завтра в ночь уйди тайком из дома.

В лесу, в трех милях от Афин, в том месте,

Читайте также:  Лекарство от фазы быстрого сна

Где встретил вас с Еленой (вы пришли

Свершать обряды майским утром, помнишь?),

Гермия

Клянусь крепчайшим луком Купидона,

Его стрелою лучшей, золотой, [4] Клянусь крепчайшим луком Купидона, его стрелою лучшей, золотой. — Поэты отмечали стрелы Купидона с золотым острием (счастливая любовь) от стрел со свинцовым наконечником (несчастная любовь).

Венериных голубок чистотой, [5] …венериных голубок чистотой. — Афродиту (Венеру) сопровождали целующиеся голубки.

Огнем, в который бросилась Дидона, [6] …огнем, в который бросилась Дидона. — В «Энеиде» Вергилия рассказывается, что Дидона, царица карфагенская, после того как троянец Эней покинул ее, сожгла себя на костре.

Когда троянец поднял паруса, —

Всем, чем любовь связуют небеса,

Тьмой клятв мужских, нарушенных безбожно

(В чем женщинам догнать их невозможно),

Клянусь: в лесу, указанном тобой,

Я буду завтра ночью, милый мой!

Входит Елена.

Лизандр

Ты сдержишь клятву… Но смотри — Елена!

Гермия

Привет! Куда идешь, мой друг прекрасный?

Елена

Прекрасна — я? О, не шути напрасно.

Твоя краса Деметрия пленяет,

Счастливица! Твой взор ему сияет

Светлей, чем звезды, голос твой милей,

Чем жаворонка песнь среди полей…

Будь красота прилипчивый недуг —

Я б заразилась у тебя, мой друг!

Переняла бы у тебя украдкой

И блеск очей, и нежность речи сладкой…

Будь мой весь мир — Деметрия скорей

Взяла б себе я; всем другим — владей!

Но научи меня: каким искусством

Деметрия ты завладела чувством?

Гермия

Я хмурю бровь — он любит все сильней.

Елена

Такую власть — улыбке бы моей!

Гермия

Кляну его — в нем только ярче пламя!

Елена

О, если б мне смягчить его мольбами!

Гермия

Чем жестче я, тем он нежней со мной!

Елена

Чем я нежней, тем жестче он со мной!

Гермия

В его безумье — не моя вина.

Елена

Твоей красы! О, будь моей, вина!

Гермия

Я больше с ним не встречусь: не страдай.

Мы навсегда покинем этот край!

Пока я здесь жила, любви не зная,

Афины мне казались лучше рая…

И вот — любовь! Чем хороша она,

Когда из рая сделать ад вольна?

Лизандр

Елена, друг, открою все тебе я:

Назавтра в ночь, едва узрит Фебея [7] Фебея (или Феба) — одно из имен Дианы, богини ночи и луны. В данном случае Фебея — поэтическое название луны.

Свой лик сребристый в зеркале речном,

Камыш усыпав жидким жемчугом, —

В час, что влюбленных тайны бережет,

Мы выйдем с ней из городских ворот.

Гермия

В лесу, где часто, лежа меж цветами,

Делились мы девичьими мечтами,

Лизандр мой должен встретиться со мной,

И мы покинем город наш родной,

Ища иных друзей, иного круга.

Прощай же, детских игр моих подруга!

Прошу, о нашей помолись судьбе,

И бог пошли Деметрия тебе. —

Так помни уговор, Лизандр: до ночи

Должны поститься будут наши очи.

Лизандр

Гермия уходит.

Деметрия любви тебе желаю.

Елена

Как счастлива одна в ущерб другой!

В Афинах с ней равна я красотой…

Что из того? Он слеп к моей красе:

Не хочет знать того, что знают все.

Он в заблужденье, Гермией плененный;

Я — также, им любуясь ослепленно.

Любовь способна низкое прощать

И в доблести пороки превращать

И не глазами — сердцем выбирает:

За то ее слепой изображают.

Ей с здравым смыслом примириться трудно.

Без глаз — и крылья: символ безрассудной

Поспешности. Ее зовут — дитя;

Ведь обмануть легко ее шутя.

И как в игре божатся мальчуганы,

Так ей легки и нипочем обманы.

Пока он не был Гермией пленен,

То градом клятв в любви мне клялся он;

Но лишь от Гермии дохнуло жаром —

Растаял град, а с ним все клятвы даром.

Пойду, ему их замыслы открою:

Он, верно, в лес пойдет ночной порою;

И если благодарность получу,

Я дорого за это заплачу.

Но мне в моей тоске и это много —

С ним вместе в лес и из лесу дорога!

Афины. Комната в хижине.

Входят Пигва, Миляга, Основа, Дудка, Рыло и Заморыш.

Пигва

Вся ли наша компания в сборе?

Основа

А ты лучше сделай перекличку: вызови нас всех по списку.

Пигва

Вот список с именами всех, кого нашли мало-мальски пригодными, чтобы представить нашу интермедию перед герцогом и герцогиней вечером в день их бракосочетанья.

Основа

Прежде всего, добрейший Питер Пигва, скажи нам, в чем состоит пьеса, потом прочти имена актеров — так и дойдешь до точки!

Пигва

Правильно! Пьеса наша — «Прежалостная комедия и весьма жестокая кончина Пирама и Фисбы». [8] Пирам и Фисба — герои трагической повести о любви, рассказанной в «Метаморфозах» Овидия. Содержание ее довольно верно воспроизведено в пьесе, которую дальше разыгрывают афинские ремесленники.

Основа

Превосходная штучка, заверяю вас словом, и превеселая! Ну, добрейший Питер Пигва, теперь вызови всех актеров по списку. Граждане, стройтесь в ряд!

Пигва

Отвечайте по вызову. Ник Основа!

Основа

Есть! Назови мою роль и продолжай перекличку.

Пигва

Тебя, Ник Основа, наметили на Пирама.

Основа

Что такое Пирам? Любовник или злодей?

Пигва

Любовник, который предоблестно убивает себя из-за любви.

Основа

Ага! Значит, тут требуются слезы, чтобы сыграть его как следует. Ну, если я возьмусь за эту роль — готовь, публика, носовые платки! Я бурю подниму… Я в некоторой степени сокрушаться буду… Но, сказать по правде, главное мое призвание — роли злодеев. Еркулеса [9] Еркулес. — Основа искажает имена древнегреческих богов и героев: Еркулес — вместо Геркулес, как немного дальше Фиб вместо Феб. я бы на редкость сыграл или вообще такую роль, чтобы землю грызть и все кругом в щепки разносить!

Со своей колесницы!

Каково это было? Отменно, а? Ну, вызывай других актеров. Вот вам была манера Еркулеса, характер злодея; любовник — куда слезоточивее.

Пигва

Френсис Дудка, починщик раздувальных мехов.

Дудка

Пигва

Ты должен взять на себя роль Фисбы.

Дудка

А кто это будет Фисба? Странствующий рыцарь?

Пигва

Нет, это дама, в которую влюблен Пирам.

Дудка

Нет, честью прошу, не заставляйте меня играть женщину: у меня борода пробивается! [10] …не заставляйте меня играть женщину: у меня борода пробивается! — В английском театре времен Шекспира женские роли исполнялись очень молодыми, еще безбородыми актерами.

Пигва

Ничего не значит; можешь играть в маске и будешь пищать самым тоненьким голоском.

Основа

А! Если можно играть в маске — давайте, я вам и Фисбу сыграю: я могу говорить чудовищно тоненьким голосом. «Твоя, твоя… Ах, Пирам, мой любовник дорогой! Я твоя Фисба дорогая, я твоя дама дорогая!»

Пигва

Нет! Нет! Ты должен играть Пирама, а ты, Дудка, — Фисбу.

Основа

Ну ладно. Валяй дальше!

Пигва

Робин Заморыш, портной!

Заморыш

Пигва

Заморыш, ты будешь играть мать Фисбы. — Томас Рыло, медник!

Рыло

Пигва

Ты — Пирамов отец. Я сыграю Фисбина отца. — Миляга, столяр, ты получаешь роль Льва. Ну вот, надеюсь, что пьеса расходится у нас прекрасно.

Миляга

А у вас роль Льва переписана? Вы мне теперь же ее дадите, а то у меня память очень туга на ученье.

Пигва

Тут и учить-то нечего, и так сыграешь: тебе придется только рычать.

Основа

Давайте я вам и Льва сыграю! Я так буду рычать, что у вас сердце радоваться будет; я так буду рычать, что сам герцог обязательно скажет: «А ну-ка, пусть его еще порычит, пусть еще порычит!»

Пигва

Ну, если ты будешь так страшно рычать, ты, пожалуй, герцогиню и всех дам насмерть перепугаешь; они тоже завопят, а этого будет довольно, чтобы нас всех перевешали!

Все

Да, да, перевешают всех до одного!

Основа

Пигва

Никакой тебе роли нельзя играть, кроме Пирама, потому что Пирам — красивый молодец, как раз такой настоящий мужчина во цвете лет, первосортный мужчина, благовоспитанный, с манерами, ну, словом, точь-в-точь такой, как ты… Тебе только и играть Пирама.

Основа

Ладно, согласен, беру роль. А в какой бороде мне ее играть?

Пигва

Основа

Ладно. Я вам его представлю в бороде соломенного цвета. [11] Я вам его представлю в бороде соломенного цвета. — В театре того времени цвет парика и бороды соответствовал характеру того или иного персонажа. Так, бороду рыжего цвета надевали при исполнении ролей злодеев и предателей, например Иуды. Все цвета, перечисленные Основой, очень мало подходили для роли нежного любовника Пирама. Или лучше в оранжево-бурой? Или в пурпурово-рыжей? Или, может быть, цвета французской короны — чисто желтого цвета?

Пигва

У некоторых французских корон и вовсе никаких волос нет, [12] …цвета французской кроны — чисто желтого цвета… У некоторых французских корон и вовсе никаких волос нет… — Французская крона — золотая монета, то есть монета желтого цвета. Весь этот диалог построен на перекрестной игре слонами: «французская крона» (монета) гола, на ней не может быть волос, но «французская крона», corona Veneris (мед.), является последствием «французской болезни», часто приводящей в выпаданию волос. и придется тебе играть с голой физиономией… — Ну, граждане, вот вам ваши роли, и я прошу вас, умоляю вас и заклинаю вас — вызубрить их наизусть к завтрашнему вечеру. А вечером приходите в дворцовый лес, в одной миле от города: там мы при лунном свете устроим репетицию. А то, если будем собираться в городе, об этом пронюхают и выболтают нашу затею. А пока что я составлю список бутафории, которая нам нужна для пьесы. И прошу вас — не подведите меня.

Основа

Придем обязательно. Там можно будет репетировать, как говорится, бесцеремоннее, вольнее. Постарайтесь, не ударьте в грязь лицом! Пока будьте здоровы!

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Коротко о самом интересном
Adblock
detector