Православное толкование на притчи соломона

Глава 1

1–6. Введение в книгу: писатель ее; цель, общее содержание и основной характер книги. 7. Основное начало мудрости благочестия. 8–9. Об авторитете родителей в научении благочестию – мудрости. 10–19. Предостережение от соблазнов со стороны нечестивцев. 20–23. Увещательная и обличительная проповедь премудрости

Стих первый и последующие, по 6-й ст. включительно, образуют надписание книги Притчей. Имя Соломона, стоящее в ст. 1, обозначает ближе всего составителя первых девяти глав книги, но, как уже говорили мы, метонимически и вся книга может быть названа произведением Соломона. Мидраш jalkut к Притч. (§929) обращает внимание на прописное начертание первой буквы стиха (мем), и, основываясь на числовом значении этой буквы – 40, видит здесь указание на то, что Соломон, испрашивая у Бога мудрости ( 3Цар 3.9 ), постился, подобно Моисею на горе законодательства ( Исх 34.28 ), сорок дней (Midrasch Mischle ubertr v. A. Wunsche. S. 1); здесь выражается взгляд иудейской традиции на мудрость и вообще все содержание книги Притчей как на истолкование Торы или Закона Моисеева. – Касательно словопроизводства и значения славяно-русского названия «Притча» нужно заметить, что оно обычно производится от корня течь (идти) или ткнуть (встретиться) в том и другом случае оно, по выражению Св. Василия Великого, означает припутное (соотв. греч. παροιμὶα ­ παρά οῖμος ) изречение, т. е. такое, которое служит указателем пути, руководствует человека на путях жизни, давая ему средства к благополучному течению по этим путям. Подобным образом объясняют смысл названия «Притча» Свв. Афанасий Великий и Иоанн: название «Притчи» ( παρᾶμοι ) произошло от того, что подобные изречения писались на всяком пути для вразумления и назидания проходящих по пути, писались же при пути для того, чтобы люди, не могущие заниматься словом истины, по крайней мере, мимоходом, замечали написанное, вникали в него, получали наставления. Посему некоторые и определяют их так: Притчи есть придорожное ( παρόδιον ) изречение, переносящее мысль от чего-нибудь одного ко многому. В последних словах указана одна из основных особенностей притчи: приложимость высказываемой в притче мысли ко многим (аналогичным) случаям, типичность этой мысли. По другому мнению, русско-славянское «притча» происходит от гл. «притыкать», «притачивать» (напр., при тканье – на конце полосы разными по цвету нитями), – в таком случае название это будет указывать на украшающий, образный внешний способ выражения мысли в притчах. Внутренний и внешний характер притчей, составляющих содержание книги этого имени, уясняется в следующих стихах, ст. 2–6, уясняющих смысл и значение притчей, а вместе и цель и назначение самой книги.

Первые слова ст. 7 имеют значение эпиграфа или темы всей книги, преимущественно первой ее части ( Притч 1–9 ). Страх Божий, благоговейный трепет пред Богом неразлучен с самым понятием Богопочтения и благочестия; именно страх Божий положен был в основание Завета Иеговы с Израилем ( Втор 4.10 ). Страх Божий есть, вместе с тем, и начало истинного ведения и истинной премудрости – в том смысле, что в цепи знаний, нужных для приобретения премудрости, Богопочтение должно занимать первое начальное место, что оно должно быть главным и преимущественным предметом знания, равно как и в том отношении, что благочестие – постоянное благоговейное настроение в отношении к Богу – должно быть господствующим духовным настроением в искателе мудрости. В своем стремлении к приобретению мудрости он должен быть проникнут убеждением, что премудрость в строгом смысле принадлежит единому Богу, что Он есть источник премудрости ( Притч 2.6 сн. Иак 1.5 сл.), что без света Его откровения ум человеческий вечно блуждал бы во мраке невежества и заблуждений относительно главнейших истин (ср. 1Кор 1.20 ). Из этого убеждения проистекает для искателя мудрости обязанность искать благословения Божия на труды свои для приобретения знаний, служить этими трудами славе Божией и пользе ближних, совершать это служение с благоговейным опасением прогневать Господа ложной мудростью, и благодарить за успехи в мудрости (еп. Виссариона. Толкование на Паримии II, с. 9–10). И мудрость и благочестие отвергают, к своей погибели, нечестивые люди у которых нечестие помрачает здравый смысл (ср. Иер 4.22 ). Книга Притчей предназначена отнюдь не для них, и если о нечестии – безумии таких людей в ней весьма часто говорится, то это делается с целью вразумления разумных и благочестивых, так как страх Божий (и премудрость) с обратной своей стороны есть ненависть к неправде и греху (ср. Притч 8.13 ).

Первую половину ст. 22 LXX и слав. (« елико убо время незлобивии держатся правды, не постыдятся» ) передают не в обличительном смысле, как в евр. Вульг. русск., а в положительном – в смысле похвалы « незлобив ым». Но с контекстом речи ст. 22 более согласуется обличительный смысл (подобно как в Пс 4.3 ): обличаются люди трех категорий: 1) невежды (простаки, евр. петаим ), 2) буйные осмеятели кощунники, презрители всего святого (евр. лецим ) и 3) глупцы – люди чуждые ведения тупые и всегда готовые духовно пасть (евр. кесилим ), словом, все, с намерением или по неведению противящиеся истине. И в ст. 23 Премудрость от полноты своего духовного богатства желает пролить духа мудрости (ср. Притч 18.4 ) всем без различия, нуждающимся в ней; мудрость и благочестие, по взгляду Премудрого, как и по учению всей Библии, не есть достояние лишь избранных натур, но обильно изливаются во всякий ум, душу и сердце, раз они открыты для воздействия свыше (ср. Ин 7.37–39 ).

Читайте также:  Мокрый пот во сне причины

Но так как столь внушительные, трогательные и многократные вещания Премудрости успеха не имели, то речь ее меняет тон и характер: после продолжительных, но бесплодных, призывов к покаянию Божественная Премудрость грозно возвещает гибель всем упорно коснеющим во зле.

Со всею наглядностью и полнотой изображается жалкое, отчаянное состояние людей, упорно презиравших веление Премудрости: внезапность гибели (ст. 27, сн. 1Фес 5.7 ), отсутствие сочувствия со стороны (ст. 26), бесплодность раскаяния (ст. 28) во всем этом нечестивые лишь пожнут естественные и неизбежные плоды своего нечестия (ст. 31, сн. Гал 6.7 ).

Вам может быть интересно:

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник

Православное толкование на притчи соломона

Краткие изречения — один из древнейших методов обучения. Во времена, когда книг было мало, а философия была не развита, такой подход к наставлению приносил ощутимую пользу. Человеческий ум, не привыкший к пространным рассуждениям, гораздо быстрее откликался на краткие сентенции, выражавшие интересную мысль несколькими словами. Сам мудрец, автор книги, дает наилучшее определение таким афористическим изречениям. Он описывает их как «золотые яблоки в серебряных прозрачных сосудах» (Прит.25:11).

Книга притч — это кладезь божественной мудрости. Описания Бога исполнены священным трепетом. В ней человеческая природа исследована точно и подробно. Эта книга поощряет к добру. Мистер Скотт замечательно подметил: «Мы сумеем понять значение и полезность Книги притч в меру истинности нашей веры, знакомства со своим сердцем и человеческой природой, а также в меру широты и точности наблюдений за характером и делами человека». Евсевий утверждал, что в Книге притч находится «мудрость, исполненная всякого рода добродетелями ».

Я разделил Книгу притч на три части. Первая часть охватывает 1:1—9:18. Она, как заметил доктор Гуд, «в основном посвящена поведению в молодости». Мудрость здесь уподобляется дереву жизни, предлагающему освежающую прохладу и восхитительные плоды.

Вторая часть — это 10:1—24:34. Стиль и содержание второй части достаточно сильно отличается от первой. Она предназначается для людей, достигших зрелости. В ней нравственные принципы выражены при помощи афоризмов, которые легко понять и запомнить. Здесь представлено разнообразие стилей: иногда очень прямолинейный (10:19; 16:3; 22:2), иногда очень возвышенный (15:11; 21:16, 22), иногда загадочный (16:24; 17:8; 18:20), а иногда изречения содержат противопоставление (14:10; 16:16; 17:10; 18:4; 19:12; 20:14).

Третья часть — это 25:1—31:31. Главы 25—29 были написаны Соломоном и спустя несколько веков, во время правления Езекии, отредактированы царскими писцами. Последние две главы написаны разными людьми и сохранены благодаря божественному провидению: они вполне достойны быть частью богодухновенного канона Писания.

Дата написания этой книги точно не установлена. Мы можем не сомневаться, что часть изречений взята из 3000 притч Соломона (3Цар.4:32), которые царь произнес до своего прискорбного падения. Служители церкви должны заметить, что Соломон, как и св. Павел, учит нас, что проповедь другим не спасает самого проповедника.

Книгу следует толковать весьма осторожно. Поскольку принципы, изложенные в Ветхом и Новом Заветах, по сути, одинаковы, будет разумно объяснять малопонятные места более ясными. Основная задача толкователя заключается в том, чтобы найти буквальное и точное значение каждой притчи. Другими словами, духовное значение притч — это значение, вложенное в них Духом. Нужно использовать здравое суждение, а не воображение для того, чтобы толковать отдельно взятую притчу. Там, где подразумевается только буквальный смысл, неверно искать некий новый духовный смысл, а, скорее, следует выяснить практическое значение притчи.

Однако нужно отличать толкование от иллюстрации. Использованные в Книге притч риторические приемы, после того как установлено их буквальное значение, вполне можно применить для иллюстрации других истин, которые автором притч не подразумевались. Священнописатели применяли такой прием, хотя он требует вдумчивости, ибо, используя его, можно легко исказить значение Писания и уподобиться людям, о которых доктор Саут говорит, что они «из чего угодно могут извлечь все, что угодно».

Читайте также:  Памятник во сне мусульманский сонник

Прилагая все старания, чтобы предложить здравое толкование, мы не должны забывать, что Книга притч является частью целого — частью «слова Христова» (Кол.3:16). Такое название настолько метко описывает Книгу притч, что сразу же раскрывает главную мысль этой книги. Оно поощряет нас исследовать Ветхий Завет (Ин.5:39), который есть ключ к божественной сокровищнице. Мистер Сесил заметил: «Если мы не видим золотую нить, проходящую через всю Библию и символизирующую Христа, мы читаем Писание без ключа». Августин сказал: «Ветхий Завет теряет свою прелесть, если в нем не видеть Христа». Эти замечания, однако, не преуменьшают ценность обширного исторического материала и практических наставлений. Но, вне всякого сомнения, Христос есть Солнце всего Писания, и в Его свете мы видим свет (Пс.35:10). Этот свет дает жизнь на протяжении всего пути христианина. Профессор Фрэнк напоминает нам: «В Ветхом Завете нам открывается много радости, покоя и наслаждения (особенно при чтении тех мест, которые ранее казались скучными и почти раздражающими), когда мы видим в нем восхитительно изображенного Христа».

О Мэри Джейн Грэм писали, что «она с наслаждением изучала Книгу притч, потому что постоянно видела в ней Христа». Но очевидно, что не всегда Книгу притч оценивают по достоинству. Часто спрашивают, как с пользой читать ее. Вполне возможно, что ответ на этот вопрос заключается в наставлении, изложенном в первых четырех стихах второй главы. Первое, что следует сделать, прежде чем вы прочтете страницу или стих из Библии, — помолиться. Начинайте с молитвы. Потом сплотите пытливый ум с молящимся сердцем. Старательно ищите спрятанное сокровище. Драгоценности никогда не лежат на поверхности. Вы должны исследовать Писание (Ин.5:39). Но как прилагать сердце, чтобы понять Книгу притч? Использовать все доступные вспомогательные материалы. Затем, найдя сокровище Слова Божьего, впитать в себя эту животворящую пищу, чтобы она стала радостью нашего сердца (Иер.15:16).

Верное представление об основной цели книги поможет лучше понять ее. А цель ее — научить правильно жить. Настоящий муж Божий с равным интересом относится как к богословским рассуждениям, так и к нравственному наставлению. Истина, которая в Иисусе, которой Он нас научает, — практична (Еф.4:20—24). Тогда как другие части Писания показывают славу нашего высшего звания, Книга притч подробно объясняет, как нам следует жить, чтобы быть достойными этого звания. Мы смотрим в нее как в микроскоп и видим мельчайшие детали своей христианской жизни. Любым состоянием духа, взглядом, жестом, действием мы либо искажаем, либо украшаем образ нашего Господа. Ценность Книги притч заключается уже в том, что она смиряет даже самого верного служителя Божьего, привлекая его внимание к многочисленным недостаткам. Мэттью Генри сказал, что последняя глава — это «зеркальце для дам», а я скажу, что вся книга — зеркало для каждого из нас.

И это не просто зеркало, отражающее наши недостатки, но и путеводитель для благочестивой жизни. Здесь даются подробные наставления о том, как нужно вести себя в различных ситуациях, и эти наставления основаны на очень точном знании человеческой природы. Как заметил лорд Бэкон, «кроме кодекса сугубо религиозных законов, прекрасные правила бьют ключом из глубоких тайников мудрости». В книге говорится о самых разных людях. Она дает царям мудрость (8:15—16), излагает принципы процветания и гибели народа (11:14; 14:34), предостерегает богатых о постоянно грозящих им искушениях (18:11; 23:4—5; 28:20, 22), утешает бедных, униженных в этом мире (15:16—17; 17:1; 19:1, 22), дает правила самовоспитания (4:23—37; 16:32). Все эти разнообразные наставления основаны на принципах истинного благочестия (31:10, 30). Итак, если Псалтирь разжигает огонь в сердце, то Книга притч заставляет сиять лицо. Эта книга должна считаться ценнейшим «правилом веры». Мистер Скотт сказал: «Очень полезно прочитывать каждый день несколько изречений и размышлять над ними, стараясь применить их к своим повседневным делам». Без сомнения, если бы мир жил по законам мудрости, изложенным в этой книге, мы бы жили на новой земле, где обитает праведность.

Я завершу свое введение словами Гира, автора одного из лучших толкований: «Не книга, а писатель доставляет читателю удовольствие; не лампа, а масло дает свет, не кисть, а художник рисует картину, не грешный проповедник, а щедрый Бог дает дары благодати».

Чарльз Бриджес Олд Ньютон 7 октября 1846 года

Источник

Толкования Священного Писания

Содержание

Толкования на Притч. 1:1

Свт. Василий Великий

Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского

Слово: «притча» – у внешних употребляется в означение изречений общенародных и произносимых, всего чаще на путях; потому что путь называется у них οιμος от чего и притчу (παροιμια) определяют так: речение припутное, самое обычное в народном употреблении и от немногого удобно прилагаемое ко многому подобному. А у нас притча есть полезное слово, выраженное с некоторой прикровенностью, но как с первого взгляда заключающее в себе много полезного, так и в глубине своей скрывающее обширную мысль. Потому и Господь говорит: «сия в притчах глаголах вам: но приидет час, егда ктому в притчах не глаголю вам, но яве» (Ин. 16, 25); потому что приточное слово не имеет открыто и общевразумительно высказанного смысла, но обнаруживает намерение свое косвенным образом и только людям более внимательным. Поэтому «притчи Соломона», то есть изречения, возбуждающие внимание и доставляющие пользу на всем пути жизни.

Читайте также:  Покойники во сне рыгает

А имя писателя наименовал с тем, чтобы знаменитостию лица привлечь слушателя; потому что достоверность поучающего как делает слово достойным вероятия, так располагает учащихся к большей внимательности. Итак, «притчи Соломона», того Соломона, которому сказал Господь: «се, дах ти сердце смыслено и мудро; якоже ты, не бысть муж прежде тебе и по тебе не востанет подобен тебе» (3Цар. 3, 12). И еще: «даде Господь смысл и мудрость Соломону многу зело, и широту сердца, яко песок, иже при мори: и умножися мудрость Соломонова… паче… всех древних человек и паче всех смысленных египетских» (3Цар. 4, 29–30). Так необходимо присовокупление имени!

«Притчи Соломона, сына Давидова». Присовокуплено и имя отца, чтобы знать тебе, что Соломон был премудр, произошел от отца также премудрого и пророка, с младенчества обучен был священным письменам, но по жребию получил власть; не силою присвоил себе царство, нимало ему не принадлежавшее; но принял отеческий скипетр по справедливому суду отца и по Божию определению.

Он был царем во Иерусалиме. И это сказано не напрасно, но главным образом для различения от других подобного имени царей, а сверх сего, и для того, чтобы поелику он построил пресловутый храм, то и ты знал соорудителя сего храма и виновника всякого гражданского устройства, уставов и благочиния. Много же содействует к принятию советов и то, что писатель книги – царь. Ежели царская власть есть законное правительство, то очевидно, что и правила, какие дает царь, истинно достойный сего наименования, имеют великую законность, будучи направлены к общей для всех пользе, а не составлены с намерением достигнуть царю собственной своей пользы. Тем и отличается злой властелин от царя, что один везде имеет в виду свои выгоды, а другой помышляет о пользе подданных.

Беседа на начало Книги Притчей.

Свт. Иоанн Златоуст

Ст. 1-2 Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского, чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума

Сказанное в Притчах Святым Духом в противопоставлениях хорошо понимают имеющие сердце, преданное Богу, так как разумеют истинную правду, возвещаемую Христом.

На Притчи Соломона.

Свт. Климент Александрийский

Ст. 1-2 Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского, чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума

О пословицах, притчах и иносказаниях сказано в варварской философии как о видах пророчеств. Сказано там и о «мудрости», и, как отличном от нее, «воспитании», и о «словах благоразумия», «уклончивых словах» и «истинной праведности», «науке правого суждения и безошибочного действия», которая есть результат этого научения, и о «восприятии и мышлении», которым научается новообращенный.

Строматы.

Блаж. Августин

Ст. 1-2 Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского, чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума

Толкование Псалмов.

Ориген

Ст. 1-2 Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского, чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума

На Притчи.

[Соломон] назвал эту книгу «Притчами». Это слово означает, что нечто говорится публично, но указывает на что-то более глубокое. Даже обычное употребление притчей учит этому, и Иоанн в своем Евангелии пишет, что Спаситель говорил: Доселе Я говорил вам притчами; но наступает время, когда уже не буду говорить вам притчами, но прямо возвещу вам об Отце (Ин 16:25). Таково же название этой книги.

…Соломон, который, очевидно, служил воле Духа Святого в этих трех книгах, называется в Притчах Соломоном сыном Давидовым, ведущим Израиль. Поэтому, в первой книге, Притчах, когда он дает нам моральные установления, он называется царем Израиля, но не Иерусалима, потому что, хотя мы называемся Израилем по причине веры, это еще не отмечает нас как достигших небесного Иерусалима.

На Песнь Песней.

Беда Достопочтенный

Ст. 1-2 Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского, чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума

На Притчи Соломона.

Евагрий Понтийский

Ст. 1-2 Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского, чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума

Притча есть речь, которая под наружностью чувственных вещей обозначает вещи умные.

Схолии на Притчи.

Дидим Слепец

Ст. 1-2 Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского, чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума

На Книгу Притчей.

Лопухин А.П.

Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Коротко о самом интересном
Adblock
detector