Православие толкование евангелия какое выбрать

О чтении Евангелия

В издательстве «Отчий Дом» вышло давно ожидаемое многими читателями новое, третье издание двухтомника протоиерея Александра Шаргунова «Евангелие дня» с толкованием евангельских текстов на каждый день богослужебного года. В этих толкованиях богословские глубины слова Божия раскрываются живым, ярким, понятным для современного человека языком.

Предлагаем вступительное слово автора к новому изданию.

Оно не для того написано, чтобы быть просто понятым, но чтобы приблизиться к нам вплотную и поставить нас на пороге тайны. Оно не для того существует, чтобы быть прочитанным, а чтобы быть принятым нами в себя. Каждое его слово ― дух жизни. Легкое и свободное, как огонь, оно ищет алчущие и жаждущие души, чтобы воспламениться в них. Исполненное жизни, оно как закваска, которая охватывает все тесто и заставляет его бродить. Слова обычных человеческих книг постигаются и взвешиваются нашим разумом. Слова Евангелия испытывают нас, и нам надо выдержать это испытание. Мы усваиваем слова обычных книг, слова Евангелия усваивают нас себе.

Слова Евангелия ― чудодейственны. Если они не меняют нас, значит мы не хотим открыть им свою жизнь. Но в каждом слове Господа, в каждой Его притче и примере ― громоподобная сила, исцеляющая, очищающая, воскрешающая нас. Условие чтения или слушания Евангелия одно ― быть как расслабленный, как сотник ― с готовностью немедленно все исполнить в совершенном послушании. В Евангелии есть места очень таинственные, кажется, абсолютно непостижимые. Мы не знаем, как применить эти слова в нашей жизни. Но есть другие ― беспощадно ясные. Если мы будем от всего сердца стараться быть верными тому, что мы понимаем, это приведет нас к пониманию того, что остается таинственно непостижимым. Если мы должны по возможности делать простым то, что нам кажется сложным, это не значит, что нам надо усложнять то, что просто. Когда Христос говорит нам: «Не мсти за себя» или «да будет слово ваше: да, да и нет, нет, а что сверх того, то ― от лукавого», Он ждет от нас только послушания. И никакие наши рассуждения здесь не помогут. Нам поможет только, если мы будем стараться хранить в себе ― нашей верой и нашей надеждой ― слово, которому мы хотим повиноваться. Между ним и нашей волей должен как бы быть заключен договор ― Новый Завет жизни.

Кроме того, таинство слова не может быть отделено от всех таинств Церкви. Когда мы целуем Крест и Евангелие после исповеди или когда мы просто берем Евангелие в руки, мы должны сознавать, что в нем обитает Превечное Слово, Которое хочет воплотиться в нас, овладеть нами. Чтобы Его Тело и Кровь соединились с нашей ― как это происходит в причастии, Его Дух ― с нашим духом, и мы начали жить в другом месте, в другом времени, в другом человеческом общении. Углубить Евангелие таким образом ― значит отвергнуться нашей жизни, чтобы принять судьбу, которая только может быть у Самого Христа ― по дару Его и Его Евангелия.

Почему существует столько ложных толкований Евангелия? Нормально, когда человек хочет проникнуть в тайны Священного Писания и вообще в Божественные тайны. Но опасность заключается в том, что человек делает это непропорционально своему духовному росту. То есть когда он хочет сам проникнуть в тайны Божии и объяснить их. Затем он учит этим тайнам других людей, в то время как сам не достиг необходимой духовной высоты. Так возникают ереси, секты, прелестные состояния, падения, соблазны, отпадения от Церкви.

Святые отцы говорят о таком человеке, что он, находясь за трапезой, хочет грызть кости молочными зубами. Об этом говорит святой Григорий Нисский в своем труде «Жизнь Моисея». Бог заповедал израильтянам как несовершенным вкушать только нежное мясо пасхального агнца, мягкое для зубов, и приправлять его горькими травами. А что касается костей агнца, следует не сокрушать их и не есть, но сжигать в огне (Исх. 12, 8). Это значит, — говорит святитель Григорий, — что мы должны давать толкование Священного Писания (и вообще нашей веры в Бога) не иначе как только по нашему духовному возрасту. И что мы должны вкушать эту пищу с горькими травами — то есть со всеми страданиями, с горечью, которую приносит нам жизнь. Потому что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» и в постижение тайн его. Речь идет о наших личных скорбях и о нашем участии в страдании народа Божия и единокровных нам братьев, как это было обязательно еще в Ветхом Завете. Если нет у нас этого, как можем мы «вкусить и увидеть, что благ Господь»? А что касается глубочайших тайн Священного Писания и Промысла Божия, которые являются крепкими костями, их не подобает вкушать молочными зубами. Их сжигают в огне — то есть они могут быть постигнуты только теми, кто достиг духовной зрелости, душами испытанными. Не только в пламени искушений, но в огне Божественной благодати — теми, кто познал благодать.

А до тех пор мы должны смиренно понимать такое толкование Писания, какое нам предлагают святые отцы, жизнью своей исполнившие Евангелие и потому познавшие смысл его. То, что нам открывает Церковь. Святитель Кирилл Александрийский говорит, что Священное Писание посреди Церкви — как древо жизни посреди рая. Те, кто находится вне Церкви, должны прежде всего увидеть и исповедать с покаянием свою наготу. Если Самого Христа сатана искушал ложным толкованием Священного Писания, говорят святые отцы, то что он может сделать с нашими бедными головами, если мы самонадеянно возьмемся изъяснять его!

Евангелие дорого нам прежде всего как исповедание неповрежденной истины. Судьбы человечества связаны с хранением истины. Потому так смертельно опасен всякий компромисс с ложью — якобы ради спасения всех, якобы ради Церкви и даже якобы ради Господа. «Не говори: ради Господа я согрешил. Ибо Он не имеет надобности в муже грешном. То, что Он ненавидит, не должно делать» (Сир. 15, 11—12). Пока в мире будет хоть один человек, до конца верный истине, мир еще будет иметь смысл своего существования.

Смерть Христа на Кресте и Его Воскресение относятся ко всем, в том числе и к незнающим об этом людям. Здесь проходит испытание глубины нашей веры. Как бы ни были люди духовно мертвы, даже если они являются врагами Божиими, есть еще в них надежда, пока хранится в роде человеческом истина и святыня Креста и Евангелия.

Многие недавно переступившие порог храма простодушно спрашивают: «Можно ли читать Священное Писание сидя, и сколько его нужно читать каждый день?» Кто из священников не слышал такого вопроса!

Преподобный Серафим Саровский говорит, что Писание нужно читать стоя на коленях и со слезами. А святитель Филарет Московский говорит, что лучше сидя думать о Боге, чем стоя — о ногах. Святитель Иннокентий Московский говорит, что духовной пищи нужно принимать столько, сколько мы можем усвоить. И все святые отцы говорят, что Писание необходимо читать ежедневно. Святой Иоанн Златоуст говорит: «Послушайте те из вас, кто живет в миру (не священник и не монах, но обременен женою и детьми). Вам апостол Павел особенно советует чтение Писания: «Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякой премудростию»» (Кол. 3, 16). Святитель Амвросий Медиоланский говорит: «Как в раю, Бог ходит в Священном Писании, ища человека. Открывай Священное Писание каждый день, и Бог найдет тебя. Он ходит там и ищет тебя, чтобы дать тебе утешение и надежду».

Сегодня, когда все делается в мире, чтобы превратить человека в бессловесное существо, и слишком многие изнемогают от уныния, мы должны дорожить этим священным убежищем. «Все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду» (Рим. 15, 5).

Лучшими своими мыслями и чувствами наша русская культура обязана Писанию. Ф. М. Достоевский был четыре года в Сибири на каторге, проходя, как он сказал, через «невыразимые и нескончаемые страдания». Единственное, благодаря чему он выжил, была маленькая книга Нового Завета, которую две женщины-христианки дали ему по дороге в Сибирь. Она спасла его от гибели.

Читайте также:  Мыть окна дома во сне

Особенно когда у нас горе и беда, мы должны обращаться к слову Божию. Одна прихожанка нашего храма рассказывала, что ей предстояла серьезная операция. Она боялась, хотя знала, что делать операцию будет лучший хирург и что многие друзья молились за нее. Духовный отец изо всех сил старался успокоить ее, но она все равно боялась. В больнице, лежа одна в палате, она открыла книгу Священного Писания, и прочитала все Евангелие. Через несколько дней после операции она сказала своему батюшке: «Перед операцией я всю ночь читала Евангелие. У меня родилось твердое убеждение реальной близости Бога, что Он со мной, и страх исчез». Одна женщина рассказывала, что она вышла замуж за богатого человека, за «нового русского», и испытывала страшную пустоту в своей жизни. Ничто не радовало ее. И она пристрастилась к винопитию. Брак был на грани распада. Поняв однажды, что никакие психиатры ей не помогут, она начала читать Священное Писание и обрела чудесное чувство мира и освобождения. Ее пустоту заполнил Бог. И муж тоже изменился.

Есть рассказ известного архипастыря о том, как он, будучи неверующим человеком, начал по обязанности читать Евангелие (кажется, для подготовки к зачету в университете) и во время чтения ему открылся воскресший Христос.

Мы настойчиво повторяем, что истинное значение Священного Писания открывается только в Церкви. Конечно, Господь предваряет и неверующих людей Своею благодатью, но только для того, чтобы привести их в Церковь.

Спроси каждый себя: как бы я мог узнать имя Христово, если бы не Церковь? И все, что раскрывает тайну имени Его — Сын Божий, Господь, Спаситель. Не просто имя, но жизнь Его и Сам Он. Без Церкви я бы услышал о Нем просто как о величайшем Человеке, одном из многих, в ряду других, может быть, более ярком, более глубоком, чем другие, и все. Поэтому другая опасность — полагать, будто у нас есть Евангелие, и больше нам ничего не надо. Нет! Без Церкви нет никакого Евангелия — слова Божия, которое родилось из среды верующих, знающих Его лично как Бога людей. И они передали нам его, чтобы мы знали Бога лично. И если бы даже оно дошло до нас само по себе, это был бы только интересный исторический документ. Но не было бы в нем благой вести, огненного благодатного слова, которое одно только способно зажечь жизнь человеческую навеки. Этой встречи с Богом Живым, которая способна исцелить душу всякого человека от смертельного отчаяния.

Нет большего утешения, чем то, которое дает Сам Бог. Однако мы должны помнить, что слово Христово — всегда крестное слово. И принимать его — все равно, что причащаться святых Христовых Таин, которые могут быть нам либо во оправдание и освящение, либо в суд и осуждение. Все равно, что проходить через великое испытание, пройдя через которое человек не остается таким, каким был. Он становится либо сильнее, либо слабее. И наконец он выбирает, каким ему быть.

Если мы научаемся чему-то очень существенному в Евангелии, то это для того, чтобы начать жить этим и сделаться способными научить других. Христос говорит: «Кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5, 19). Требуется, говоря современным языком, и теория, и практика, святая жизнь и просвещение других. «Но я мало знаю. Я не изучал богословие. Я не могу проповедовать, — слышим мы чье-то возражение. — Что же будет со мною и такими как я?» Даже если мы «сотворим, но не научим» других, мы будем исключены из Царства Небесного?

Когда Христос говорит, что Его ученики должны не только жить по-христиански, но и научить других, это не означает, что все верующие должны основательно изучать богословие и становиться способными проповедовать о чудесах Божиих с церковного амвона. Такого рода труды — для немногих, получивших дар проповедовать. На этих проповедниках лежит великая ответственность, и они должны быть очень внимательными к своей жизни. Если они не живут так, как проповедуют, то окажутся лицемерами, о которых Христос говорит: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры».

Кроме проповеди с церковного амвона есть другой вид проповеди. Это — простое учение Церкви. Это те немногие слова о Христе, которые всякий мало-мальски грамотный христианин может сказать. Те немногие слова, которые исходят из глубоко верующего сердца, однажды благодатно коснувшегося слов Евангелия, и которые подлинный христианин старается применять к своей каждодневной жизни. Эти немногие слова могут оказывать большое влияние на других людей.

Я знаю немало людей, которые, живя в грехе и неправде, внезапно уверовали во Христа, не благодаря чьему-то красноречию, но благодаря простым словам, которые они услышали от смиренного верующего. Это значит, что всякий, кто верит во Христа, может быть учителем, проповедником Писания. Ко всем нам относится слово Христово: «Кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном». Все мы, христиане, без единого исключения, призваны исполнять заповеди Божии и, согласно мере наших даров, быть светом — сияющими проповедниками нашим ближним.

Источник

О переводах Священного Писания и о том, какую Библию читать (+ВИДЕО)

Придя в книжный магазин с благочестивым намерением приобрести Библию, всегда ли мы смотрим, какой перевод Священного Писания нам предлагается? Неискушенный человек отмахнется: так ли уже это важно?! Между тем это чрезвычайно важно. О том, с какими искажениями смысла можно встретиться в некоторых новых переводах священных текстов, как не попасть в ловушку сектантов и какую все же Библию читать, рассказывает протоиерей Олег Стеняев.

В настоящее время существует огромное количество библейских переводов. Эти книги продаются в том числе и в светских книжных магазинах, и читателю не всегда легко разобраться в особенностях тех или иных переводов Священного Писания.

Прежде всего, напомню очевидную истину: любой перевод – это комментарий.

Широкое распространение получило издание Российского Библейского общества (РБО) «Библия. Современный русский перевод», которое выходит уже вторым тиражом. Перевод Ветхого Завета, сделанный М.Г. Селезневым, неплохой, но есть много возражений к В.Н. Кузнецовой, переводившей Новый Завет.

К сожалению, сейчас существует такая тенденция: при переводе с греческого книг Нового Завета предпочтение отдавать александрийским спискам, которые, как известно, были испорчены арианами, не признававшими Божество Иисуса Христа, – всякий раз, создавая свои списки, арианские переписчики старались убрать слова, подчеркивающие Божество Христа. Некоторые переводчики увлекаются критическими переизданиями этих греческих текстов, в которых сделан акцент на человеческую природу Христа и уничижена Его Божественная природа.

Ветхий Завет от РБО: мессианские места искажены до неузнаваемости

Как я уже сказал, перевод М.Г. Селезнева интересен, но и здесь обнаруживается проблема: мессианские места перевода искажены буквально до неузнаваемости. Вот, к примеру, известный текст из Книги Бытия, 3: 15, – слова Господа, обращенные к змию. Напомню, как этот текст передается в синодальном переводе Библии: «и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту».

Перевод, изданный Российским Библейским обществом, лишает Ветхий Завет мессианского смысла

Синодальный текст буквально следует за еврейским, где присутствует слово «семя», «семена» (заръаха, заръа), и для нас очень важно это словосочетание – «семенем ее». Оно указывает на то, что Христос рождается в этот мир без участия мужского семени, то есть подчеркивается зачатие Господа Иисуса Христа от Пресвятой Девы Марии и Духа Святаго. А теперь посмотрим, как г-н Селезнев перевел этот текст: «Тебя и женщину я сделаю врагами, и дети ваши будут врагами друг другу. Сын ее голову тебе разбивает, а ты жалишь его в пяту». Мы видим, что пропадает мессианская особенность этого текста в угоду некоей литературной композиции, которая не позволяет перевести буквально: «семя ее». Таким образом, текст фактически перестает быть мессианским, то есть перестает свидетельствовать о Христе. А ведь этот текст считается Первоевангелием – первым пророчеством о Христе на страницах Священного Писания.

Читайте также:  Поцелуи с мужем сонник ванги

А вот другой мессианский текст, весьма известный христианским экзегетам, – Бытие. 49: 10. Синодальный перевод находит такое решение: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель (т.е. Христос – О.С.), и Ему покорность народов». Этот текст имеет огромное значение для христиан: здесь говорится о времени, когда явится Христос – «Примиритель… народов». Мы знаем, что Христос родился тогда, когда царем над евреями был Ирод Великий – идумеянин, не еврей, то есть когда «отойдет скипетр от Иуды». А что значат слова «и законодатель от чресл его»? Евреи во дни Христа не имели права утверждать смертный приговор, и для того, чтобы распять Христа, им потребовалось обратиться к Понтию Пилату. Итак, это место прямо предсказывает, что Христос родится тогда, когда царская власть будет не у дома Иуды (правление Ирода Великого) и когда полнота законодательной власти тоже будет оставлена. Давайте посмотрим, как передается это очень значимое мессианское место Священного Писания в переводе РБО: «Не выпадет жезл из рук Иуды, правителя посох – у ног его, время придет – он получит дань, и народы ему покорятся». Текст перестал быть мессианским, он уже не несет нам пророчества об Иисусе Христе.

Если мы посмотрим, как переведены другие мессианские места ветхозаветного текста, то увидим ту же тенденцию. И такое небрежное отношение к Ветхому Завету делает в общем-то неплохой перевод Селезнева лишенным христианского смысла.

Осторожно, сектантская версия!

А вот еще более тенденциозно переданный текст Священного Писания – «Библия в современном русском переводе» (М.: Издательство ББИ, 2015). Это издание подготовлено Институтом перевода Библии, который функционирует при Заокском университете – учебном заведении адвентистов седьмого дня. Как мы знаем, адвентисты придерживаются учения, что душа умирает вместе с телом, и отражение этого их постулата мы увидим и в сделанном ими переводе. Другой принципиальный момент учения адвентистов – противопоставление Священного Предания Священному Писанию. И такую экзегезу мы тоже найдем в этом тексте. Они не почитают святыни и святые места, и это тоже отражено в их переводе Библии. Как я уже говорил, любой перевод текста – это его комментарий.

Адвентистская Библия широко продается в светских книжных магазинах, и так как этот перевод заявлен как «свободный от узких конфессиональных ограничений», люди могут даже не догадываться о его конфессиональной зашоренности. По сути дела это даже и не перевод Библии – это именно адвентистский комментарий на Священное Писание. Буквальный смысл библейского текста чаще сносится в примечания, так что читатель общается не со словом Божиим, а с интерпретацией этого слова.

Давайте разберем некоторые места Священного Писания, где адвентисты седьмого дня предлагают свое видение библейского текста. Вот 1-е Послание к Коринфянам, 11: 2. Я напомню эти слова апостола Павла в синодальном переводе: «Хвалю вас, братия, что вы всё мое помните и держитесь предания».

Адвентисты седьмого дня перевели этот текст так: «Я же хвалю вас за то, что вы помните всё, чему учил я и что делал, и держитесь наставлений». Как видим, здесь слово «предание», по-гречески – «парадосис», заменено словом «наставление», хотя, учитывая смысл слова «парадосис», такая замена в данном контексте неправомочна.

Адвентисты в переводе апостольских посланий слово «предание» – «парадосис» – заменяют на иное

А вот еще один текст – 2-е Послание к Фессалоникийцам, 2: 15, его адвентисты перевели следующим образом: «Стойте же, братия, твердо и держитесь тех истин, которые мы преподали вам – и устно при встречах, и в письме нашем». А теперь я напомню, как этот текст воспроизводится в Синодальной Библии: «Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или посланием нашим». Как видим, что в одном случае, в 1 Кор. 11: 2, слово «предание» – «парадосис» – переведено словом «наставление», а в другом – в 2 Фес. 2: 15 – словом «учение», по-гречески – «алетейа», что не соответствует смыслу греческого слова «парадосис». Искажен и текст 2-го Послания к Фессалоникийцам, 3: 6, – адвентистами предлагается такая реконструкция этого текста: «И еще одно наставление вам: во имя Господа нашего Иисуса Христа удаляйтесь, братия, от всякого в вашей общине, кто праздно проводит время свое». Давайте вспомним синодальный перевод. Апостол Павел пишет: «Завещеваем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию».

Но есть ли места, в которых составители этого перевода, а вернее сказать – комментария, оставили слово «предание», употребленное и в греческом тексте Нового Завета? – Есть. И это те места, где говорится о преданиях в отрицательном значении: об иудейских преданиях, о человеческих преданиях, – во всех таких случаях слово «предание» оставлено (Мф.15: 2-3,6; Мк.7: 3,5,8-8,13). А в каждом из мест, где говорится именно об апостольском Предании, о предании в положительном смысле, текст Библии адвентистами намеренно искажен.

Возьмем Псалтирь. Псалом 5-й, 8-й стих в синодальном переводе звучит так – и, кстати, этот перевод соответствует буквальному пониманию данного стиха: «А я, по множеству милости Твоей, войду в дом Твой, поклонюсь святому храму Твоему в страхе Твоем». Но так как адвентисты не считают, что храм – это особое место и надо по отношению к нему проявлять почитательное поклонение, то они и перевели этот текст по-своему. Открываем «свободную от узких конфессиональных ограничений» Псалтирь и читаем: «А я, по милости Твоей великой, в дом Твой смогу войти и, благоговея перед Тобою, смогу поклониться Тебе, лицом к святому храму Твоему обратившись». Здесь много лишних слов, которые даются курсивом, но которые, в понимании адвентистов, делают этот стих более соответствующим доктринам их веры.

Для сравнения обратимся к современному иудейскому переводу Псалтири. Иудеям свойственен страх Божий перед буквой, они не позволяют себе таких вольностей с библейским текстом, какие позволяют себе христианские модернисты. Открываем 5-й псалом, 8-й стих: «А я, по великой милости Твоей, приду в дом Твой, поклонюсь храму святому Твоему в благоговении перед Тобою» (Перевод р. Д. Йосифон. Мосад Арав Кук. Йерушалаим. 1978). Здесь текст дается и в переводе, и на языке оригинала, и как видим, он соотносим с синодальным переводом, потому что тут нет попытки исказить слово Божие.

NB: Как известно, адвентисты подобно саддукеям не верят в жизнь души после смерти тела. Известные слова Христа, сказанные благоразумному разбойнику на кресте, они оформили в своем издании следующим образом: «И ответил ему Иисус: «Заверяю тебя сегодня будешь со Мною в раю». Синодальный перевод имеет следующее оформление: «И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23:43). Как видим, в адвентистском переводе сняты все запятые. И в ссылке на Лк. 23:43 говорится: «Оригинальный греч. текст не имел ни разделения между словами, ни знаков препинания» (стр. 1550). То есть для адвентистов было бы удобнее оформить этот стих, следующим образом: «Заверяю тебя сегодня (ЗАПЯТАЯ) будешь со Мною в раю». То есть «когда-то будешь», но не сегодня.

Если Библия издана без благословения Патриарха, значит, это текст с критическими изменениями

Если кто-то из ваших родных и близких пользуется нестандартными переводами Священного Писания, которые опираются на критический подход к библейскому тексту, надо предупредить их о той опасности, с которой они могут столкнуться. А для новоначальных рекомендуемый перевод – Синодальная Библия. Особенность церковного издания в том, что мы имеем всегда благословение Святейшего Патриарха на тот или иной текст Библии, который выпускается в синодальной традиции. Иногда целиком Библия издается, иногда отдельно Новый Завет или Псалтирь, но наличие благословения Святейшего Патриарха – это гарантия того, что текст не подвергался каким-то тенденциозным изменениям. Если книга издана без благословения Патриарха, значит это текст с критическими изменениями.

Читайте также:  Ловец снов кинг краткий пересказ

Так что давайте внимательно относиться к слову Божию и благоговеть перед ним.

Водимые Духом Святым

Для нас, православных христиан, особое значение имеет церковнославянский перевод Библии: это тот текст, который является по-настоящему каноническим для Русской Православной Церкви.

Очень важно, что церковнославянский перевод Библии сделан с Септуагинты

Когда мы пользуемся этим текстом, у нас есть особое преимущество. Давайте вспомним, что на церковнославянский язык Библию переводили равноапостольные братья Кирилл и Мефодий. А в те дни никто не делал перевод в нашем понимании этого слова: делали подстрочник, переводили слово в слово. И в данном случае делался перевод с Септуагинты. Септуагинта – это перевод Ветхого Завета с еврейского на греческий, который был выполнен за несколько столетий до Рождества Христова. Святые отцы, такие как, например, блаженный Августин, настаивают на том, что как пророки Ветхого Завета были движимы Духом Святым, так и составители Септуагинты делали свой перевод под влиянием Духа Святаго.

NB: «Об авторитете семидесяти переводчиков, который по сохранившимся в нем красотам еврейского стиля должен быть предпочитаем всем другим переводам, хотя были и другие переводчики, переводившие священные Писания с еврейского языка на греческий, как-то: Акила, Симмах и Феодотион; хотя существует и еще перевод, автор которого неизвестен и потому он без указания переводчика называется просто пятым изданием; однако перевод Семидесяти принят Церковью так, как если бы он был единственным, и находится в употреблении у греческих христианских народов, из которых весьма многие даже не знают, существует ли еще какой-либо другой. С перевода Семидесяти сделан и латинский перевод, используемый латинскими церквями. Еще в наше время жил пресвитер Иероним, человек ученейший, сведущий во всех трех языках, переведший священные Писания на латинский язык не с греческого, а с еврейского. Но несмотря на то, что иудеи признают его ученый перевод правильным, а перевод Семидесяти во многих местах неточным, однако Церковь Христова полагает, что никого не следует предпочитать авторитету стольких людей, избранных для этого дела тогдашним первосвященником Елеазаром, на том основании, что если бы даже и не проявился в них единый и несомненно божественный Дух, а ученые Семьдесят по человеческому обыкновению договорились между собою относительно тех или иных слов перевода, чтобы употребить такие, которые принимались бы всеми, то и в таком случае им не следует предпочитать одного, кто бы он ни был. Но коль скоро мы видим в них такой ясный знак боговдохновенности, то как бы любой другой переводчик Писаний с еврейского языка на какой-нибудь другой ни был точен, согласен ли он с Семьюдесятью или нет, за Семьюдесятью мы должны признать пророческое превосходство. Ибо тот же самый Дух, который был в пророках, когда они составляли Писание, тот же Дух был и в Семидесяти, когда они его переводили» (Блаженный Августин, О граде Божием 18.43).

Конечно, не все мы знаем греческий язык, и, читая славянскую Библию, мы читаем подстрочник Септуагинты – а это возможность для нас приобщиться к священному и очень важному во всех отношениях тексту, который делался с более древних еврейских списков книг Священного Писания, нежели тот масоретский текст, которым сейчас так увлекаются Библейские общества и редакция которого завершилась где-то к IX–X веку. Следует иметь в виду, что в масоретском тексте допускались тенденциозные неточности, хотя, конечно, не такие, как у некоторых модернистов, которые почему-то называют себя христианами.

NB: Древнееврейский список не имел знаков для обозначения гласных букв и знаков препинания. Пока язык сохранялся в традиции народа, трудностей при чтении Ветхого Завета не возникало. Однако после вавилонского плена, когда евреи стали говорить по-арамейски, древний язык Писания стал непонятен для многих из них, появились разночтения и возникла необходимость сверить тексты и внести в них такие изменения, которые позволяли бы читать их в соответствии с древней традицией, а именно: вставить гласные и расставить знаки препинания. Эта работа была начата в V веке по Р.Х. учеными раввинами – изъяснителями, по-еврейски – масоретами, продолжалась несколько веков и была закончена в IX–X веках. Кроме расстановки гласных и знаков препинания масореты сличили древние рукописи и толкования, установили размеры и пунктуацию стихов. Эти книги получили название масоретских. Александрийским переводом, принятым к этому времени Христианской Церковью, иудеи в своей работе не пользовались. Об этом сейчас мало вспоминают, когда в качестве «древнейшего свода» используют не греческий или славянский тексты, а масорето-иудейский, являющийся на самом деле значительно более поздним. Сами масореты считали, что еврейский текст был в восемнадцати местах искажен книжниками, которые достаточно вольно излагали и такие тексты, как Быт. 18: 22; Суд. 18: 30; Чис. 3: 39; 10, 35-36 и т.д.

Особое внимание иудейские переводчики уделяли мессианским местам Ветхого Завета. Масореты, однако, использовали еще и другой прием обработки текста, так что читалось больше слов, чем фактически было в манускрипте. Они просто добавляли лишнюю согласную. Эта буква, в отличие от остального неприкосновенного текста, стояла над строкой и поэтому называлась литера суспензиа (плавающая буква). В Еврейской энциклопедии мы читаем: «Постановка одного слова вместо другого имела место еще в глубокой древности, но делалось это сначала только устно, затем стали отмечать такие места на полях частных манускриптов» (ЕЭ).

Самым известным описателем особенностей масоретского текста был иудейский раввин Моисей Бен Ашер (850-900). Он принадлежал к династии переводчиков из Тиверии. Эта школа отличалась особенно нетерпимым отношением к христианству.

Есть перевод Септуагинты на русский язык, который был выполнен известным православным библеистом П.А. Юнгеровым. Издательство Московской Патриархии выпустило этот перевод: «Пророк Даниил. Малые пророки» и – очень важное издание – «Большие пророки». Здесь для сравнения текст дается на церковнославянском и дословный перевод Септуагинты. В 3-м томе этого издания были представлены учительные книги Священного Писания Ветхого Завета.

Мы всегда должны открывать Священное Писание с благоговением. И обращаться к каноническому тексту. А чтобы не столкнуться с неточностями в передаче священного текста, что бывает, когда перевод конфессионально обозначен и не имеет отношения к древней традиции, надо смотреть – и смотреть всегда! – имеет ли то или иное издание Библии благословение священноначалия – чтобы не обмануться и не принять за слово Божие то, что таковым, в полной мере не является.

И – последнее, о чем хочется сказать: некоторые тенденциозные переводы преподносятся как «одобренные православными учебными заведениями» или отдельными православными библеистами. Как, например, адвентистский перевод, о котором речь шла выше. Если вы зайдете на сайт Института перевода Библии, то увидите, что этот текст снабжен рекомендациями как бы от «православных сообществ», что не очень соответствует действительности. В некоторых случаях эти переводчики обращались к представителям духовных учебных заведений нашей Церкви и предоставляли фрагменты своего перевода – не весь текст, а его фрагменты! – с просьбой оценить эти кусочки с православной точки зрения. Характеристика давалась на такие нейтральные фрагменты, а потом эти отзывы публиковались как одобрение всего массива их тенденциозного перевода.

Дискуссия по поводу новых переводов идет на просторах интернета. Мы должны быть внимательнее к тому, что предлагается. А чтобы не принять за слово Божие то, что не есть слово Божие, мы должны придерживаться православной Библии и за эталон Священного Писания признавать именно церковнославянский текст, при этом, конечно, пользуясь и синодальным русским переводом.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Коротко о самом интересном
Adblock
detector