Православие снятся пошлые сны

Православное отношение к сну и сновидениям. Часть 2

Вещие сны

Аскетическое отношение к сновидениям

Чем отличаются сновидения от Бога и сны от бесов?

Об этом вопросе писали многие святые отцы, указывая признаки, по которым можно заключить о том, истинный ли увиденный духовный сон или ложный. Имеет смысл привести их высказывания.

Не следует верить снам

Хотя святые отцы, как было показано выше, признавали, что бывают сны от Бога, однако ввиду того, что для людей, в духовном отношении несовершенных, отличить эти сны от диавольских наваждений бывает невозможно, святые единогласно и категорично призывают не верить снам вообще. В подтверждение серьезности указанной угрозы приводятся примеры того, как иногда даже весьма опытные подвижники претерпевали падения из-за доверия к снам.

Сон праведников

Блаженный Диадох Фотикийский пишет, что подвижник, имеющий чистый ум, даже если к нему приступит диавол со своими видениями, уже в процессе сна сможет распознать диавольское происхождение сна и либо волевым усилием проснуться, либо во время самого сна обличить этот соблазн. Но все это касается уже совершенных людей и не относится ни к средним по опыту подвижникам, ни к новоначальным монахам, ни тем более к мирянам.

[1] Григорий Нисский, святитель. Об устроении человека. 13.

[2] Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

[3] Августин Иппонийский, блаженный. О бессмертии души. 14.

[4] Григорий Нисский, святитель. Об устроении человека. 13.

[5] Симеон Новый Богослов, преподобный. Деятельные и богословские главы. 176.

[6] Так в переводе Семидесяти толковников. В синодальном переводе: не ворожите и не гадайте.

7] Григорий Двоеслов, святитель. Собеседования о жизни италийских отцов. IV.48.

[8] Филарет Московский, святитель. Письмо к А.П. Толстому от 3 октября 1860 года.

[9] Иоанн Дамаскин, преподобный. Точное изложение православной веры. 2. XIX.

[10] Григорий Нисский, святитель. Об устроении человека. 13.

[11] Николай (Велимирович), святитель. Символы и сигналы. II. 10. 8–10.

[12] Василий Великий, святитель. Беседы на псалмы. 45.

[13] Феофан Затворник, святитель. Письма. VII. 1163.

[14] Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

[15] Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. 60.

[16] Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. 15. 55.

[19] Петр Дамаскин, преподобный. Творения. I. 2.

[20] Диадох Фотикийский, блаженный. Подвижническое слово. 31.

[22] Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. 3. 28.

[23] Варсануфий Великий и Иоанн Пророк, преподобные. Руководство к духовной жизни. 413.

[24] Амвросий Оптинский, преподобный. Письма к монашествующим. 422.

[25] Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

[27] Диадох Фотикийский, блаженный. Подвижническое слово. 38.

[28] Ефрем Сирин, преподобный. В подражание притчам.

[29] Петр Дамаскин, преподобный. О бесстрастии.

[30] Макарий Оптинский, преподобный. Письма. 397.

[32] Феофан Затворник, святитель. Письма. III. 472.

[33] Амвросий Оптинский, преподобный. Письма к монашествующим. 378.

[34] Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

[35] Иероним Стридонский, блаженный. Письмо к Евстохию.

[36] Авва Фалассий. О любви, воздержании и духовной жизни. I. 54.

[37] Максим Исповедник, преподобный. Главы о любви. I. 89.

[38] Игнатий (Брянчанинов), святитель. О сновидениях / О прелести.

[39] Варсануфий Великий и Иоанн Пророк, преподобные. Руководство к духовной жизни. 318.

[40] Зосима Верховский, преподобный. Повествование о действиях сердечной молитвы. 28.

Источник

Неосознанные блудные проявления во сне от духовной деятельности

Неосознанные блудные проявления во сне от духовной деятельности

У некоторых христиан есть такое мнение, что блудный сон является только искушением вражьим и за это они не отвечают.

Максим Исповедник (Главы о любви, сотн.2, 75):«Некоторые говорят, что демоны, касаясь во время сна срамных членов нашего тела, возбуждают страсть блуда: затем возбужденная страсть памятью приводит на ум образ женщины.

Другие же думают, что сами демоны представляются уму в образе жен; потом, касаясь срамных членов тела, возбуждают похотение жен; и бывают мечтания в этом роде.

Иные еще думают, что страсть, преобладающая в приближающемся демоне, возбуждает таковую же и в человеке, и таким образом душа воспламеняется к помыслам, и привносит образы посредством памяти.

Так и о других страстях мечтаниях одни говорят, что в них бывает дело так, а другие, что этак. Впрочем, ни одним из вышесказанных способов демоны не сильны возбудить какую-либо страсть, ни во время бодрствования тела, ни во время сна, если душе присущи любовь и воздержание».

Но давайте разберемся подробней. Действительно часто враг действует во время сна, возбуждая наше воображение и память, в которых уже находится множество различных образов, и мозг, получая раздражения от образов, анализирует характер раздражений и реагирует подачей сигналов определенным системам, которые отвечают за половую потребность и происходит возбуждение или «истечения». Стоит обратить внимание, что такие ночные искушения не всегда являются вражьим действием, а зачастую это результат нашего нерадения о внешнем наблюдении на протяжении дня или переедание и др.

Что касается искушений во сне, то:

Нравственное Богословие Е. Попова (Грехи против 7-ой заповеди, грех: искушения во сне):«Нехорошие ночные грезы иногда вменяются в вину, а иногда остаются без всякого вменения…»

Вначале укажем причины, которые не являются результатом телесной деятельности, а духовной. Так что же вменяется в грех?

Нравственное Богословие Е. Попова (Грехи против 7-ой заповеди, грех: искушения во сне):«В другой раз человек засыпает с нехорошими мыслями. (Эти мысли предлагают ему и бесы блуда на том именно основании, или в такой надежде, что затем одной душе его, когда тело заснет и прекратится сознательная деятельность души и тела, — одной душе труднее будет бороться с искушением, которого задатки уже полагаются)…

…Но и пороки в характере духовном, как самомнение и обсуждение ближнего, иногда наказывают человека искушением во сне: тогда опять естественная страсть дает о себе знать, чтоб человек научился смирению, чтобы не почитал себя высоким.

…Может быть еще искушенный во сне и не помолился перед сном своему ангелу-хранителю, не осенял своим (нагрудным) крестом место своего ночлега, или постель, не крестился снова и не возносился мыслью к Богу после того, как пробуждаясь ночью вставал и снова засыпал».

Также можно назвать еще одну причину: нехранение очей во время бодрствования. Так, днем ум через воображение и память запечатлевает образы, которые были соблазном человеку, и эти впечатления собираются в сердце. Во время сна воображение и память воспроизводят образы и как следствие — блудный сон.

Что не вменяется в грех?

Нравственное Богословие Е. Попова (там же):«Но вот когда не было ни прямых поводов к искушению во сне, ни опущений молитвенных, за которые могло бы оно постигнуть нас; когда оно последовало от минутного лишь обращения мысли нашей к другому полу, притом — невольного обращения; когда оно застигло нас даже после поста и молитвы; словом, когда оно случилось, как естественное телесное движение (от множества влаг) (например, близость половой и мочевой систем, которая в большей мере проявляют себя под утро, — от сост.) или же очевидно по одной зависти дьявольской: — в этих-то случаях нет греха и чувству целомудрия нечего тревожиться от сонных грез: «яже суть безгрешна», сказано в церковных наставлениях. Пусть иным снилось бы и прямое совокупление с посторонним телом, иногда даже с умершим (например, вдове с ее мужем): опечаливать себя после этих скверных сновидений не следует.

Читайте также:  Покойный брат во сне танцевал

Только кто может — должен очистившись телесно (в случае самого истечения) прочесть «молитвы от осквернения». В затруднительном же случае может осквернившийся (как советуют святые подвижники) положить поклоны, например, семь раз по семь или… можно столько же прочесть молитву Иисусову. Надобно однако заметить, что сонное искушение собственно по зависти дьявола, без тех или иных поводов со стороны человека, не может повторяться часто. А твердые в правилах целомудрия или супружеского воздержания и совсем не подвергаются ему».

Варсонофий Великий и Иоанн (Руководство к духовной жизни):«Вопрос 95 Иоанна:… Возможно ли диаволу произвести (сонное мечтание) в человеке единственно по зависти и тогда, как он не превозносится и не предается сластолюбию? И как узнать, если бывает ночью движение плотское, естественное ли оно, или нет? Случается ли естественное движение у совершенных?

Ответ: Диавол может произвести с нами искушение и по зависти; но когда с нашей стороны не содействует этому возношение или сластолюбие, не может часто повторять его. Как строющий дом, если не найдет потребных материалов, трудится напрасно; подобно тому и диавол. Признак же естественного движения есть, когда кто видит, что движение приключается ему не от превозношения, не от сластолюбия и не по зависти диавольской. Бывает же это не по зависти диавольской, а от естества тогда, когда кто подвергнется этому, уснув с надеждою, после многих молитв, призывая Святую и Единосущную Троицу и ограждая себя крестным знамением. Совершенные же не подвержены и этому; ибо угасили и естественное движение, скопивши себя духовно Царствия ради Небесного, то есть умертвили уды свои».

С одной стороны мы не вполне можем контролировать блудные сны и управлять теми образами, которые приходят во сне, а также осквернения, происходящие во сне, т. к. мы не властны над физиологическими процессами. Но св. отцы говорят о том, что человек должен духовно приготавливать себя перед сном и быть очень внимательным к своим мыслям, когда засыпает:

Иоанн Лествичник (Лествица, сл.15):«Память о смерти да засыпает и да восстает с тобою, и вместе Иисусова молитва, ибо ничто не может тебе доставить столь сильное заступление во время сна, как сии делания. …Повергшись на постель, особенно будем трезвиться; потому что ум наш без тела борется тогда с демонами (ибо демон блуда гораздо более других высматривает время, когда человек телесно не может укрепиться против него молитвою; и тогда сей нечистый нападает на нас); и если он сластолюбив, то охотно делается предателем».

Иоанн Лествичник (Лествица, сл.26):«Есть бес, который, как только мы возляжем на одр, приходит к нам и стреляет в нас лукавыми и нечистыми помыслами, чтобы мы, поленившись вооружиться против них молитвою и уснувши со скверными помыслами, объяты были потом и скверными сновидениями».

Исходя из вышесказанного, человек, у которого часто бывают блудные сны, должен молиться, например, так: «Господи, избави меня от блудных снов! И пока я нахожусь в сознании, я выражаю Тебе свою волю — я отрекаюсь от всех блудных и нечистых снов и отрицаюсь служению врагу моему, и сочетаюсь Тебе, Христе, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. И если мне все же приснится блудный сон по нечистоте моей, то я прошу меня простить уже сейчас. Прости меня, Господи, за нечистоту мою!». Такую или подобную молитву нужно повторять каждый раз перед сном, пока сны не прекратятся, по крайней мере, пока их не будет неделю.

Когда просыпаемся, также необходимо быть внимательным и с первых секунд по пробуждении начинать молиться, а не вспоминать, о чем был сон и не нежится в постели.

Иоанн Лествичник (Лествица, сл.15):«Не дозволяй себе днем помышлять о бывших во сне мечтаниях, ибо у бесов и то есть в намерении, чтоб сновидениями осквернять нас, бодрствующих».

Нравственное Богословие Е. Попова (Грехи против 7-ой заповеди, Грех — возобновление в памяти сонного соблазна):«Например, яснее представляется сознанию, по короткости сна, тот сонный соблазн, который последовал во время послеобеденного отдыха. И вот кто, пробудившись, не воспротивится возобновлению в памяти того, что грезилось приятно для плоти: тот развращает свою душу и вызывает себя на грех. Это действия сознательные, свободные, и следовательно, вполне вменяются».

Как относиться к таким снам?

Нравственное Богословие Е. Попова (там же):«…и всем верным средством к тому, чтоб реже или совсем не испытывать нам дьявольских искушений во сне признается: не обращать на них внимания, забывать их, если особенно они бывают в одном сонном представлении, без телесного осквернения».

Почему же так происходит, что мы яко бы и не желаем блудных снов, а они все равно происходят?

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору…, кн.6, гл.11):«Качество помыслов, которое среди развлечений дня не совсем тщательно охраняется, обнаруживается во время ночного покоя, и потому, когда случилось сказанное наругание, то в этом не сон должно почитать виновным, а нехранение внимания в предшествующее время и видеть в сем обнаружение скрывающейся внутри болезни, которую ночной час не породил впервые как не бывшую прежде, а только скрытую во внутренних фибрах души вывел на поверхность кожи во время подкрепления тела сном, обнаруживая внутренний лихорадочный жар страсти, который сами мы возжгли, питаясь в продолжение всего дня недобрыми помыслами. Так и телесные болезни не в то время порождаются, в какое видимо обнаруживаются, но наживаются в предшествующее тому время, когда кто, без осторожности питаясь всякою вредною для здоровья пищею, собирает в себя болезнеродные соки».

По тому, какие у человека сны, он может судить, насколько сильна эта страсть и в какой мере он чист умом и сердцем.

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору…, кн.6, гл.10):«Какой признак совершенной и всецелой чистоты. Очевидным знаком такой чистоты и полным доказательством будет то, если у нас, когда покоимся и погружаемся в сон, не возникает никакого обольстительного мечтания, или хоть возникает, но не может возбуждать никаких движений похоти. Ибо хотя такое возбуждение и не вменяется в полную вину в грехе, однако ж служит знаком еще не очищенного сердца, обнаружением порока, еще несовершенно истребленного, когда обольщения производится такими обманчивыми мечтами».

Иоанн Лествичник (Лествица, сл.15):«Если признак истинной чистоты состоит в том, чтобы и в сонных мечтаниях пребывать без движения; то конечно предел блуда означает то, чтобы и наяву от одних помыслов терпеть истечения».

Иоанн Лествичник (Лествица, сл.15):«Начало чистоты бывает, когда помысл не слагается со блудными прилогами и без мечтаний случаются по временам во сне истечения; средина чистоты, когда естественные движения происходят только от довольства пищею и бывают свободны от мечтаний и истечений; конец же чистоты — умерщвление тела, предваряемое умерщвлением нечистых помыслов…»

Также следует ответить на вопрос о том, можно ли приступать к Святому Причащению после ночного искушения?

Авва Феона (Собеседования второе, Иоанна Кассиана, гл.5,6, примеч.):«Со всем тщанием, сколько для нас возможно, мы должны стараться, чтобы сохранить неоскверненною чистоту целомудрия, особенно в то время, когда хотим приступить к святому Жертвеннику, и с бдительною осмотрительностию надобно остерегаться, чтобы чистота плоти, сохраненная в предыдущее время, не была нарушена особенно в ту ночь, когда мы готовимся к Святому Причащению. Но если злейший враг, чтобы лишить нас Небесного врачевства, обольстит усыпленный дух, только так, что не осквернится никаким, достойным порицания, разжжением, никаким согласием его на услаждение, но произойдет истечение по естественной ли необходимости или по действию диавола без чувства удовольствия, для воспрепятствования нашему освящению, то мы можем и должны благонадежно приступить к благодати Спасительной Пищи (Евхаристии). Если же по нашей вине произойдет истечение, то, слушаясь своей совести, убоимся того, что Апостол говорит: «Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем» (1Кор. 11, 27–29), то есть эту Небесную Пищу не отличая от маловажной, обыкновенной пищи и не считая ее такою, которую бы надобно принимать только с чистым духом и телом. Потом Апостол прибавляет: «Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (ср.: 1Кор.11, 30), именно — духовные немощи и смерти происходят от такого Причащения. Ибо многие, которые недостойно причащаются, становятся немощны верою, слабы духом, то есть подвергаются недугам страстей, засыпают сном греха, от этого смертного усыпления никак не пробуждаются для спасительной заботливости. Потом следует: «Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1Кор. 11, 31), то есть если бы мы считали себя недостойными принятия Таинств всякий раз, как подвергаемся ране греховной, то прилагали бы старание, чтобы, исправившись чрез покаяние, мы могли достойно приступить к ним и не наказывались от Господа, как недостойные, жестокими бичами немощей для того, чтобы, хоть таким образом сокрушаясь, мы прибегли к уврачеванию наших ран, чтобы иначе, быв признаны недостойными краткого вразумления в этом веке, не были осуждены в Будущем вместе с грешниками этого мира. Это ясным учением заповедуется и в книге Левит: «мяса сего, если оно прикоснется к чему-либо нечистому, не должно есть, но должно сжечь его на огне; а мясо чистое может есть всякий чистый; если же какая душа, имея на себе нечистоту, будет есть мясо мирной жертвы Господней, то истребится душа та из народа своего» (Лев.7,19–20). И в книге Второзаконие повелевается нечистого отлучать от лагерей: «Если у тебя будет кто нечист от случившегося [ему] ночью, то он должен выйти вон из стана и не входить в стан, а при наступлении вечера должен омыть [тело свое] водою, и по захождении солнца может войти в стан» (Втор.23, 10–11). Но чтобы яснее доказать, что иногда и по действию врага приключается нечистота, то скажу, что мы знали брата, который хотя постоянно сохранял чистоту сердца и тела, приобретенную высшею осмотрительностию и смирением, в другое время не искушался ночными обольщениями, а когда готовился к принятию Причастия Господня, то во сне осквернялся нечистым истечением. Когда он в течение многого времени по благоговению удерживался от Святых Тайн, — наконец предложил старцам этот вопрос, надеясь получить от их врачебного совета средство против искушения и своей болезни. Но когда духовные врачи исследовали первую причину этой болезни, которая обыкновенно происходит от обильного принятия пищи, и узнали, что ее нет у упомянутого брата, что это искушение произошло не от пресыщения; потому что особенная исключительность брата по известной строгости в праздничные дни, в которые случалось истечение, не дозволяла им это думать, то они обратились к исследованию второй причины этого недуга, изыскивая, может быть, не по вине ли души истощенная постом плоть подвергалась нечистому истечению, которым даже и весьма строгие воздержники, хоть немного превознесшиеся чистотою своего тела, оскверняются за гордость, именно за то, что подумали, будто они человеческими силами приобрели особенный дар Божий, то есть чистоту тела. Будучи спрошен, не думал ли он, что своим тщанием приобрел эту добродетель, так что не нуждался в помощи Божией, брат, с совершенным отвращением отвергая эту нечестивую мысль, смиренно утверждал, что он и в прочие дни не мог бы сохранить чистоту тела, если бы благодать Божия не вспомоществовала во всем. Тогда, обратившись к третьей причине, увидели сокровенные козни злодейства диавольского и, доказывая, что тут нет вины ни души, ни плоти, присудили, что ему должно вполне благонадежно приобщаться Святых Тайн, чтобы при долгом уклонении от этого не был опутан хитрыми сетями злобного врага и, не имея возможности быть причастником Тела Христова и освящения, он чрез этот обман навсегда не лишился спасительного врачевства. Таким образом обнаружилась вся проделка диавола, так что силою Тела Господня тотчас прекратилось обычно приключавшееся прежде истечение. В этом ясно открылась хитрость врага и подтвердилось мнение старцев, которые учили, что это нечистое истечение большею частию происходит не от вины души, а от злоумышленной проделки врага. Итак, чтобы обольстительное мечтание во сне, производящее нечистое извержение, прекратилось навсегда или по крайней мере (скажу по смирению или общему всем состоянию) на известные месяцы… Первые три причины (из указанных в предыдущем подразделе), заключая явную вину, не дозволяют приступить после истечения к Святому Причащению; а последние три причины бывают безвинны, особенно если от пострадавшего лица не подано повода к тому нечистыми произвольными помыслами, согласием с обольстительными мечтаниями, возбуждаемыми бесом. В таком случае невозбранительно приступить к Святому Причащению. Августин, епископ Английский, спрашивал святого Григория Великого: «После истечения во сне можно ли приступить к Причащению Святого Тела Христова, а священнику совершать Евхаристию?» Святой Григорий Великий, объяснив, что истечение во сне случается иногда от опьянения, иногда от избытка влаги (семенной) или от слабости, иногда от нечистых помыслов, отвечал, что когда случится истечение во сне от избытка влаги или от слабости, то не должно смущаться, потому что человек больше бессознательно пострадал, а не произвольно сделал. А когда кто по жадности принял пищи сверх меры и оттого вместилища переполнились влагою, то человек, хотя и допустил вину, но невозбранно может приступить к Святым Тайнам, а священник совершить литургию, когда это требует праздник или когда необходимо для других совершить Евхаристию, а другого священника нет в том месте. А если есть другие священники, которые могут совершить Таинство Евхаристии, то ночное искушение, случившееся от излишнего упиения, хотя не должно возбранять принятие Святых Таин, но, по смирению, все же надобно удержаться от совершения Бескровной Жертвы, если, впрочем, дух у спящего не возмутился нечистыми мечтами воображения. У иных случается истечение во время сна без нечистых мечтаний. В таком случае дух не оскверняется и по пробуждении от сна не припомнит, что видел во сне, а только помнит, что до сна подвергся пресыщению. А если истечение во сие происходит от нечистых помыслов во время бодрствования, то человек не без вины бывает. Пусть всякий усматривает, от какой причины произошло нечистое мечтание; кто о чем думал в сознательном состоянии, то потерпел и в бессознательном. Надобно также рассматривать и самое помышление, как оно происходило, от прилога ли, или с услаждением, или, что еще важнее, с согласием ли на грех».

Читайте также:  Лекарство для сна с мелатонином

Источник

СОН – ВРЕМЯ ОСОБОГО ВЛИЯНИЯ НА НАС ПАДШИХ ДУХОВ

Падшие духи имеют свободный доступ к находящейся в сонном состоянии душе, не огражденной молитвенными мыслями и памятью Божией. Демоны используют время сна для того, чтобы смутить, запугать, осквернить душу человека, развить его страсти.

Кто из нас не знаком с ночными кошмарами, которые входят в арсенал бесовских страхований? Их испытывают дети уже с младшего школьного возраста. Самые распространенные темы страхований: появление страшилищ, змей, диких зверей, злодеев, нечистых животных, преследование с покушением на убийство, чувство беспричинного страха, падения в бездну, деформаций собственного тела, стихийные бедствия с опасностью утонуть, сгореть в огне, быть заживо погребенным. Злые духи не упустят возможность помучить христианина во сне переживаниями того, чего он больше всего боится, смертью родственников, потерей предметов привязанности, ввергая во сне его душу в скорбь и отчаяние. Если сон является прообразом смерти, то ночные страхования – прообразом адских мучений.

Бесы пытаются во снах пророчествовать о будущем, предсказывают скорую кончину нам и нашим близким, показывают в неприглядном виде знакомых, в том числе священнослужителей и даже духовника, являются в виде усопших родственников. Во сне они показывают нашей душе соблазнительные картины и через это вовлекают ее в блуд, тщеславие, гнев, жадность, неприметным образом взращивая эти страсти и оскверняя душу. «Демоны, имея доступ к душам нашим во время бодрствования нашего, имеют его и во время сна. И во время сна они искушают нас грехом, примешивая к нашему мечтанию свое мечтание».

Отходя ко сну, рекомендуется осенить помещение на все стороны крестным знамением с молитвой «Да воскреснет Бог…» или с тропарями «Иже Крестом ограждаеми…» Эта простая мера намного уменьшит бесовские искушения во сне. Той же цели служит древний христианский обычай спать одетым в нижнее белье.

Читайте также:  Почему кошка во сне мяукает

Состояние видения не следует смешивать с пограничным состоянием, которое бывает иногда при пробуждении: тело продолжает спать, а сознание начинает проясняться. Мы фрагментарно слышим и понимаем окружающее, но не можем пошевелиться. Однако при этом нет никакого объекта видения. Не смотря на странные ощущения, ничего, относящегося к духовной жизни, это состояние в себе не несет и значимых впечатлений после себя не оставляет.

Намного опаснее сны с участием Господа, Божией Матери, ангелов или святых. Эти видения могут быть вызваны демонами и содержать в себе ложь. Настоящих небожителей мы не видели, поэтому нам трудно опознать подделку. При этом возникает и недоумение: можно ли осенять их крестным знамением, как бесов? Вдруг они настоящие, и наше действие будет выглядеть как оскорбление? В этом случае крестным знамением с молитвой нужно осенить самого себя, а явившегося попросить прославить Святую Троицу. После этого бес уже не сможет причинить нашей душе вреда, хотя события могут развиваться по-разному. Видения, вызванные демонами, старец Паисий Афонский метко назвал «бесовским телевизором». Нужно быть твердо уверенным, что Господь, Божия Матерь, Ангелы, хотя и заботятся о всех христианах, но новоначальным не являются. Новоначальным это неполезно, в первую очередь, по причине их неконтролируемой гордости. Сколько лет потребуется неофиту, чтобы заметить свою гордость, понять ее глубину, найти средства борьбы с ней и загнать ее хоть в какие-то рамки? Подобные явления бывают как единичные исключительные случаи при обращении человека к вере или при чудесном спасении его от смертельной опасности.

Перешедшие в Православную веру из других религий зачастую не хотят признавать себя новоначальными, но считают свое христианство продолжением того, чем они занимались раньше. Это глубоко ошибочно. Православие не соединимо ни с какими другими религиями, поскольку считает их заблуждениями и ересями. Единственность истинной веры и истинной Церкви являются догматами Православного христианства. Истина же не может быть продолжением заблуждений. Таким людям надо начинать свой путь с самого начала, то есть с приходского храма, а не с монастыря. И чем больших «успехов» они успели достичь в прежней религиозной практике, тем труднее им придется в христианстве.

Благодатные видения не зависят от воли человека. И напротив: те видения, которые вызываются по собственному желанию – не благодатные. Следует крайне осторожно подходить к духовным явлениям, не сопровождавшимся молитвою и крестным знамением. Видения, которые мы не решаемся однозначно приписать демонам, надо «не принимать и не отвергать», откладывая окончательное суждение о них на будущее.

Во многих книгах о духовной жизни мы встречаем указание «не верить снам». Что же это означает? Не верить снам значит не руководствоваться ими в жизни, не строить по ним отношения с ближними, не искать в них пророчества о будущих событиях, хотя бы сновидения иногда и исполнялись. Исполнение сновидений не является безспорным доказательством их благодатного происхождения, это может происходить и по действию бесовскому. Но в то же время по снам мы можем верно судить о живущих в нас страстях, изучать воздействие на себя падших духов. «Сновидения можно считать свидетелями о нравственном нашем состоянии, которое в бодрственном нашем состоянии не всегда видится. Сновидения бывают таковы, каково наше сердце. У человека беспечного, преданного страстям, они всегда нечисты, страстны: душа там бывает игралищем греха. У человека, обратившегося на путь спасения и стремящегося к очищению сердца, сны бывают и хорошие, и плохие, в зависимости от того, какое качество преобладает в его душе или с каким настроением он уснет».

По тому, часто ли нам снятся храмы, богослужение, священнослужители, священные предметы, часто ли мы вспоминаем во сне о молитве, сопротивляемся страстям и ощущаем себя во сне верующим человеком, можно судить о том, насколько глубоко мы прониклись церковной жизнью. Именно сны часто открывают нам глаза на живущие в глубине нашего сердца грехолюбие и маловерие, которые в бодром состоянии мы прячем не только от посторонних, но и от самих себя.

К хульным сновидениям относиться нужно так же, как и к хульным помыслам, то есть не считать их своими. Необходимость в покаянии при этом зависит от того, зрителями хулы мы были или участниками. В последнем случае на Исповеди надо покаяться в хульных снах, не пересказывая, однако, их содержания. Духовнику же можно и нужно рассказывать все, что мы считаем важным и о чем он спросит, без утайки.

Как мы уже отмечали, сон – время особого влияния на нас падших духов. Телесные силы после ночного сна восстанавливаются, душа же бывает наутро весьма расстроена демоническими воздействиями. Ее надо привести в порядок с помощью утренней молитвы, а потом уже приниматься за дела. Состояние души сразу после пробуждения относится к состояниям повышенной внушаемости, когда молитва глубоко входит внутрь нас и оказывает действие в продолжение всего дня. Подобным же образом воздействуют в это время мысли греховные и суетные. Поэтому опытные делатели молитвы советуют сразу после подъема, прежде утреннего правила, уже во время умывания и утренних процедур, начинать читать Иисусову или другие краткие молитвы.

Свт. Феофан и свт. Игнатий включили главы о жизни души во время сна в свои духовные произведения, очевидно полагая, что вопрос этот немаловажный. Надо думать, что сведения по этой теме они получали не только из творений других авторов, но и из собственных наблюдений за этим состоянием.

Игумен Борис (Долженко) «К ТИХОМУ ПРИСТАНИЩУ»

Православный Вестник «Русь-Фронт»

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Коротко о самом интересном
Adblock
detector