Правило толкования международных актов

Международное публичное право

Толкование международных договоров

Толкованием международного договора называется процесс восстановления подлинного смысла договора. Подлинным признается тот смысл международного договора, который имелся в виду в процессе заключения договора. В процессе толкования договора исследуются все существенные обстоятельства, имеющие значение для выявления согласованного волеизъявления государств-участников, выраженного и закрепленного в договоре, установления того, что они имели в виду при заключении договора, какую преследовали цель и какой намеревались получить результат.

Статья 31 Венской конвенции 1969 г. сформулировала общее правило толкования, предполагающее, что договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам в их контексте, а также в свете объекта и целей договора. Толкование международного договора является частным случаем толкования международно-правовых обязательств.

В зависимости от того, кто осуществляет толкование, различают официальное и неофициальное толкование международных договоров. Официальное толкование является официальной деятельностью, и поэтому результат этой деятельности влечет правовые последствия; неофициальное толкование дают представители науки, поэтому оно является исследованием, не влекущим юридических последствий.

Аутентичное толкование договора — разновидность официального толкования, которое осуществляется теми органами, которые заключили договор.

Судебное толкование договора — разновидность официального толкования, даваемого международным судебным, арбитражным или иным органом с полномочиями толкования при наличии договора о передаче на рассмотрение спора о толковании договора этому орган у (compromis d ‘arbitrage).

Конвенция содержит нормативное определение понятия контекста толкуемого договора; под контекстом понимается текст договора вместе с его наименованием, преамбулой, заключительными постановлениями и приложениями, любое другое соглашение или договоренность, достигнутые между участниками в связи с заключением толкуемого договора, а также любой документ, принятый участниками. Применение судами или иными официальными органами одного лишь текста договора, без учета последующей правовой практики применения договора (контекста), является ошибкой.

При толковании договора наряду с контекстом учитываются основные средства толкования: а) любое общее соглашение, достигнутое после вступления договора в силу по поводу значения положений договора или порядка его применения; б) практика применения договора, которая устанавливает соглашение всех участников договора относительно его толкования. Под практикой применения договора принято понимать связанные с договором и имеющие юридическое значение фактические действия участников по выполнению договорных обязательств.

В ходе применения общего правила толкования, контекста и основных средств толкования используют грамматический, логический и систематический методы толкования договоров, которые являются основными методами толкования. Это означает, что при толковании договоров используют правила грамматики и формальной логики (категорические силлогизмы). Систематический метод толкования состоит в установлении системной связи одних частей толкуемого договора с другими его частями. При наличии других договоров с теми же участниками допустимо выявление системных связей толкуемого договора с другими их договорами, чтобы выявить общий для таких договоров смысл и общее значение применяемых в них терминов.

Если использование основных методов толкования приводит к результату, оставляющему смысл договора все еще неясным, приходится прибегнуть к самому трудоемкому методу — историческому методу толкования, признаваемому Конвенцией дополнительным методом. Исторический метод толкования основан на мысленном «погружении» толкователей в прошедшие обстоятельства заключения договора путем изучения архивных документов, фактов переговоров и переписки с целью подтверждения результатов, добытых с применением основных методов. Не исключен и опрос уполномоченных лиц, непосредственно участвовавших в заключении договора.

Венская конвенция 1969 г. (ст. 33) установила диспозитивную норму об одинаковой юридической силе текстов договоров, аутентичность которых была установлена на двух и более языках. Эта норма применяется только в тех случаях, когда участники не условились, что в случае расхождения между этими текстами преимущественную силу будет иметь какой-либо один определенный текст. В многосторонних договорах практикуется преимущественная сила одного текста договора.

Источник

Толкование норм международного права

Толкование – это выяснение содержания нормы, её целей, связей с иными нормами и ее юридических характеристик.

Толкование неразрывно связано с применением. Оно предшествует применению и сопутствует ему. Посредством толкования субъекты выясняют содержание нормы и возможные последствия её применения. В ходе применения руководствуются достигнутым пониманием и корректируют его в свете определенных нормой целей. Толкование в процессе применения способствует устранению неточностей, допущенных при создании нормы, а также уточнению ее содержания в меняющихся условиях.

Толкование норм международного права представляет собой науку и искусство, требует использования широкого спектра знаний: юриспруденции, логики, истории, грамматики, теории систем и информатики, политологии, а также специальных отраслей, например экономики и др.

Велико и политическое значение толкования.

Доктрине известны различные подходы к толкованию в зависимости от того, что ставится во главу угла. Основных подходов три – объективистский, субъективистский и функционалистский.

Объективисты, они же текстуалисты, видят главное в установлении значения текста путем его анализа. Они не отрицают значения воли сторон, но лишь той, что нашла закрепление в тексте. Юридическое значение имеет лишь текст, принятый сторонами. В обязанности толкующего не входит установление соответствия текста воле сторон. Во главу угла ставятся четкость и стабильность нормы. Считается, что содержание нормы остается неизменным. Толкование не может менять содержание нормы в угоду меняющимся обстоятельствам. Многие сторонники текстуального подхода не игнорируют значения и других доказательств намерения сторон, но видят в тексте его окончательное выражение.

Субъективистывидят главную задачу в выяснении намерений сторон, которые далеко не всегда полностью выражены в тексте. Поэтому большое значение придается иным, помимо текста, средствам толкования, и прежде всего подготовительным материалам. Решающее значение придается воле сторон в момент создания нормы.

Функционалисты(телеологи), полагают, что норма отходит от первоначальной воли сторон и продолжает самостоятельную жизнь. Она служит своим целям, выполняет определенные функции и именно в таком плане и должна толковаться. Главная задача – установить цель нормы независимо от того, воплощена она в тексте, в подготовительных материалах или в последующей практике. Толкование призвано содействовать реализации цели. Некоторые представители рассматриваемого направления вообще отрицают прямое отношение намерений сторон к содержанию нормы. Полагают, что и цель нормы не является неизменной, нормативное содержание следует толковать в соответствии с той целью, которую преследует норма в момент толкования.

Телеологическоетолкование широко используется Европейским судом по правам человека. Суд не раз подчеркивал, что толкование Европейской конвенции по правам человека должно быть таким, чтобы оно «наиболее соответствовало реализации цели». С другой стороны, в решении по делу «Лойзиду против Турции» (1995 г.) содержится следующий тезис: «То положение, что Конвенция является живым актом, который должен толковаться в свете современных условий, прочно утвердилось в практике Суда».

Из сказанного видно, что сторонники каждого из подходов отдают предпочтение какому-то одному методу толкования, принижая значение остальных. На деле толкование требует использования всех методов в комплексе и на основе пропорциональности их значения.

Виды толкования принято различать по субъектам толкования. Наиболее авторитетным является аутентичное толкование, т.е. такое, которое осуществляется самими сторонами. Его результаты имеют такую же силу, как и сама норма; они оформляются в ясно выраженном виде (договор, декларация, коммюнике) либо находят отражение в согласованной практике.

Все более важными субъектами толкования выступают международные органы и организации. Среди них судебные органы – Международный Суд ООН, арбитражи. Нередко в самих договорах содержится постановление о том, что в случае спора о понимании договора он передается на рассмотрение суда или арбитража.

Судебное толкование обязательно только для сторон и только по данному делу. Тем не менее, толкование, осуществляемое таким органом, как Международный Суд, активно используется в качестве дополнительного средства толкования в международной практике. Особенно значительна интерпретационная деятельность организаций в отношении собственных уставов. Она позволяет приспосабливать эти акты к новым условиям. Должностные лица международных организаций подчеркивают значение такого рода толкования. Весьма показательно в этом плане принятие Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 г. Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами в соответствии с Уставом ООН. Формально это был акт толкования принципов Устава, а фактически важнейший после принятия Устава шаг в развитии содержания основ международного права. Свою юридическую силу положения этой декларации обрели лишь в результате последующего признания за ними таковой государствами, т.е. в качестве норм обычного права.

Тенденция к совершенствованию положений Устава ООН в последние годы получила дальнейшее развитие. Достаточно указать на такой факт, как учреждение Советом Безопасности международных уголовных трибуналов, что никак не предусмотрено Уставом. Тем не менее, Совет принял статуты трибуналов, а государства молчаливо с этим согласились.

Интерпретационная деятельность организаций вносит новые существенные моменты в механизм функционирования международного права. Принимаемые акты содействуют достижению единообразия в понимании норм. Толкование осуществляется на постоянной основе, регулярно, при участии большого числа государств. Результаты обладают авторитетом, как участвующих государств, так и самой организации. Поэтому перед нами – новая процедура толкования, обладающая большой силой воздействия на международное право.

Толкование, осуществляемое государствами, а также международными органами и организациями, называют официальным толкованием. Его разновидностями являются также нормативное и казуальное толкования. Нормативное толкованиекасается общего содержания нормы и относится ко всем случаям ее применения. Казуальное толкованиевыясняет содержание нормы применительно к конкретному случаю. Мы уже встречались и с таким видом толкования, как нормативно-рекомендательное, под которым понимается общее толкование норм, осуществляемое международными органами и организациями с помощью резолюций, обладающих силой рекомендаций.

Помимо официального существует и неофициальное толкование, субъектами которого могут быть общественные, политические организации, журналисты и др. Особой разновидностью неофициального толкования является толкование доктринальное, осуществляемое учеными и их организациями. Его влияние на практику определяется обоснованностью научного анализа, включая обобщение практики. Опыт показывает, что результаты доктринального толкования довольно активно используются государствами, международными органами и организациями. Эта роль доктринального толкования нашла отражение в Статуте Международного Суда ООН, где говорится, что Суд применяет «доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм» (ст. 38, п. d).

Читайте также:  Одежда для сна для толстых

Особым авторитетом пользуется доктринальное толкование, осуществляемое международными научными организациями, такими как Ассоциация международного права и Институт международного права.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Применение норм международного права

Понятие применения

Аналогичная ситуация существует и в национальном праве. Так, в Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации» говорится о временном применении договора (ст. 23). А раздел IV, посвященный осуществлению договоров, назван «Выполнение международных договоров». Необходимо отметить также, что отечественное законодательство предпочитает не употреблять иностранный термин «имплементация».

Что же касается применения в специальном смысле, то международное право не дает такому способу простора. Субъекты не подчинены какой-либо стоящей над ними власти. Тем не менее применение в таком смысле не только не исключается, но и играет немаловажную роль. Оно представляет собой осуществление властных полномочий при решении конкретных вопросов на основе юридических норм.

Говоря о нормах международного права, нельзя не учитывать, что их осуществление в целом носит властный характер и происходит при взаимодействии власти суверенных государств. Внутреннее право возлагает осуществление международного права на высшие органы государства, наделенные властными полномочиями.

В ходе применения выявляются подлинный смысл и реальное значение нормы. Последняя приспосабливается к данным обстоятельствам, конкретизируется. Применению принадлежит важная роль в решении задачи адаптации международного права к меняющимся условиям.

Порядок применения норм международного права

Современное международное право характеризуется наличием значительного числа норм, регулирующих правоприменительный процесс. Главная роль принадлежит основным целям и принципам, закрепленным в Уставе ООН. В соответствии с ними должен протекать весь процесс правоприменения. Важную роль играют две Венские конвенции о праве международных договоров. Содержащиеся в них положения в определенной мере относятся к применению не только договорных, но и обычных норм, поскольку устанавливают общие правила правоприменения.

Существенное место в комплексе норм, регулирующих процесс правоприменения, принадлежит уставам международных организаций. Венская конвенция о праве международных договоров установила, что ее положения «применяются к любому договору, являющемуся учредительным актом международной организации, и к любому договору, принятому в рамках международной организации, без ущерба для соответствующих правил данной организации» (ст. 5).

Что же касается внутригосударственной имплементации, то в международном праве издавна утвердилось правило о том, что выбор путей реализации международно-правовых норм относится к компетенции государства, если только сами нормы не определяют способ своего применения.

Специальный докладчик Комиссии международного права ООН по проблеме ответственности итальянский юрист Р. Аго подчеркивал, что единственное условие, которое выдвигает международное право в таком случае, состоит в том, чтобы тем или иным путем желаемый результат был достигнут полностью.

Это положение подтверждается и современной практикой, включая судебную, например практикой Европейского суда по правам человека. Так, в решении по делу шведской компании Суд определил, что поскольку Европейская конвенция о правах человека «не устанавливает для Договаривающихся Государств какого-либо способа обеспечения в своем внутреннем праве эффективной имплементации любого из ее положений», постольку сами государства определяют соответствующий способ.

Из принципа свободы выбора средств применения норм следует, что не может служить основанием ответственности государства сам факт непринятия специальных мер для реализации нормы, например неиздание закона, административных правил и т.п. С другой стороны, государство не может избежать ответственности за невыполнение нормы, ссылаясь на то, что оно приняло меры, необходимые для ее выполнения.

Свобода выбора средств может быть в той или иной мере ограничена конкретными нормами, определяющими средства реализации. Практика показывает, что такой прием все чаще используется в договорах, которые, например, предусматривают обязанность издать определенные законы. Невыполнение этой обязанности само по себе издавна рассматривается как нарушение норм международного права. В договорах, реализация которых должна происходить в основном в сфере действия внутреннего права, обычно оговаривается, что предусмотренная договором деятельность будет осуществляться в рамках законодательства сторон.

Для понимания национального метода правоприменения необходимо учитывать, что международное право основано на уважении суверенности внутреннего права. Оно не требует от государства выхода за рамки его правовой системы при применении международно-правовых норм. Именно в этих рамках и происходит применение международных норм. Вспомним положение Конституции РФ, согласно которому «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» (ч. 4 ст. 15). В этом видится оптимальная формула национального метода применения норм международного права.

Международное право регулирует международные отношения. Вместе с тем, как мы видели, в растущем числе случаев конечная цель этого регулирования может быть достигнута лишь в результате внутригосударственной имплементации международных норм. Соответственно, существуют международный и национальный методы применения норм международного права. Оба метода взаимосвязаны. И в том и в другом центральное положение занимает государство.

Международный метод реализуется в деятельности государств на мировой арене, а также в деятельности создаваемых ими международных органов и организаций. Национальный метод находит выражение в необходимой для реализации норм международного права внутригосударственной деятельности, т.е. в имплементации этих норм.

Одна из характерных черт международного права состоит в том, что оно формировалось при отсутствии постоянных международных институтов, призванных применять его нормы. И в наше время эти нормы применяются в основном самими субъектами индивидуально или коллективно. Главная роль здесь принадлежит государству. Вместе с тем растет значение международных органов и организаций.

Договоры зачастую предусматривают проведение встреч представителей сторон для проверки хода применения их постановлений и выработки рекомендаций. В этих целях создаются и постоянно действующие органы, чаще всего смешанные комиссии из равного числа представителей сторон. Наблюдается тенденция к расширению полномочий таких комиссий.

Наступление нового этапа в организации правоприменительного процесса было ознаменовано созданием широкой сети международных организаций. Одна из основных задач организаций состоит в содействии применению международного права, в обеспечении его уважения. В Уставе ООН говорится о задаче создания условий, при которых будет обеспечено «уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права».

Роль организаций в обеспечении должного уровня правоприменения могла бы быть более высокой. Препятствия на этом пути носят не столько юридический, сколько политический характер. Поэтому наиболее широкими полномочиями по осуществлению норм международного права обладают международные органы в специализированных областях сотрудничества (транспорт, связь и др.). Здесь необходима постоянная адаптация существующих норм к меняющимся техническим и иным условиям. Поэтому значительное число договоров предусматривает создание имплементационных органов. Такие органы управомочены осуществлять толкование договора с учетом происходящих изменений. Нередко их деятельность носит вспомогательный нормотворческий характер.

Национальный метод применения норм международного права реализуется в деятельности государства в пределах его юрисдикции. В прошлом нормы международного права применялись в деятельности ограниченного круга центральных органов государства. Это были нормы договоров о союзе, о ненападении и т.п. За последние десятилетия существенно возросло количество норм международного права, применение которых зависит от активной деятельности широкого круга государственных органов, включая суды. В результате государственно-правовая система все более широко вовлекается в процесс реализации международных норм.

Несмотря на все это, сохраняется общее правило: международную ответственность за применение международного права несет государство в целом. Оно несет ответственность за соответствующую деятельность всех государственных органов, должностных лиц, а также лиц физических и юридических. Государство обязано обеспечить, чтобы в пределах его юрисдикции никто не препятствовал применению норм международного права.

Обязанность государств обеспечить реализацию норм международного права всеми своими органами является необходимым условием функционирования этого права и издавна подчеркивается в международной практике. Организация и деятельность органов государства по применению норм международного права регламентируются внутренним правом.

Общее руководство и осуществление внешних сношений относится к компетенции исполнительной власти, как наиболее для этого приспособленной. Согласно Конституции РФ, Президент РФ определяет основные направления внешней политики государства (ч. 3 ст. 80), осуществляет руководство внешней политикой, ведет переговоры и подписывает международные договоры РФ (ст. 86).

По мере усиления роли международных отношений и их влияния на жизнь государств возрастает значение законодательной власти в осуществлении внешней политики и в реализации международного права. Без соответствующего законодательства была бы невозможной реализация значительной части норм международного права. Поэтому обеспечение оптимального взаимодействия двух ветвей власти (исполнительной и законодательной) является необходимым условием применения норм международного права. Как показывает опыт, расхождения в позиции двух властей нередки. Но это является внутренним делом государства и не может служить основанием для отказа от выполнения международных обязательств.

В России порядок применения норм международного права, как указано в Конституции РФ, определяется Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации». Главная ответственность за выполнение международных обязательств лежит на Президенте РФ и Правительстве РФ, которые принимают меры, направленные на обеспечение их выполнения.

Федеральные органы исполнительной власти в соответствии со своей компетенцией обеспечивают выполнение Россией своих обязанностей и осуществление прав, вытекающих из норм международного права. Органы власти субъектов Федерации обеспечивают в пределах своих полномочий осуществление норм международного права. Общее наблюдение за выполнением этих норм осуществляет Министерство иностранных дел РФ (ст. 32).

В целом можно констатировать тенденцию к росту числа и значения актов Президента РФ и Правительства РФ, нацеленных на обеспечение реализации норм международного права. В качестве примеров актов Президента РФ общего характера можно указать на Указ Президента РФ от 10 января 2002 г. «О мерах по выполнению Резолюции Совета Безопасности ООН 1373 от 28 сентября 2001 г.»; Указ Президента РФ от 17 апреля 2002 г. «О мерах по выполнению резолюций Совета Безопасности ООН 1388 от 15 января 2002 г. и 1390 от 16 января 2002 г.», посвященных усилению борьбы с терроризмом.

Примером актов Правительства РФ могут служить его Постановление от 3 марта 1997 г. «О назначении российского органа по защите информации, которой обмениваются Российская Федерация и Организация Североатлантического договора, и создании Центральной службы регистрации и контроля документов, которыми обмениваются Российская Федерация и Организация Североатлантического договора».

По мере роста специализированного сотрудничества растет значение министерств и ведомств в осуществлении соответствующих норм международного права. В межправительственных договорах нередко указываются министерства, на которые возлагается обеспечение применения его постановлений. Реже предусматривается обязанность сторон иметь для этих целей специальный государственный орган. В других случаях государства по собственной инициативе создают такие органы.

Читайте также:  Постоянный сон у пожилых людей

В применении некоторых норм международного права играют свою роль и местные органы, общую ответственность за деятельность которых несет правительство. Это положение особо оговаривается в договорах, для реализации которых деятельность местных властей имеет особое значение, например в Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН (разд. 25).

Особое место в осуществлении международного права занимают дипломатические и консульские учреждения. Они следят за соблюдением страной пребывания норм международного права, затрагивающих интересы их государства; контролируют деятельность органов их государства в стране пребывания, с тем чтобы она не нарушала международных обязательств своей страны. Они принимают меры к тому, чтобы юридические лица и физические лица их гражданства пользовались в стране пребывания всеми правами, предусмотренными как общими нормами международного права, так и заключенными со страной пребывания договорами.

В некоторых федерациях существуют различные формы представительства ведомства иностранных дел в субъектах федерации, которые наблюдают за выполнением международных обязательств на местах. В России учреждены представительства МИД, которые осуществляют соответствующие функции.

Органы внешних сношений государства применяют нормы международного права как таковые независимо от их отражения во внутреннем праве. Многие нормы и не нуждаются в этом, поскольку их действие ограничивается международной сферой. Примером может служить содержание политических договоров. Что же касается иных органов, органов общей компетенции, то, по мнению большинства юристов, они применяют нормы национального права, явившиеся результатом инкорпорации норм международного права.

Государство обязано обеспечить поведение также физических и юридических лиц, необходимое для выполнения норм международного права. Решается эта задача в рамках внутреннего права. Этим лицам, являющимся бенефициариями международного права (т.е. теми, кто пользуется вытекающими из права благами, не будучи его субъектом), принадлежит существенная роль в реализации норм этого права. Без их активного участия многие международные нормы остались бы мертвой буквой. Имеются в виду не только нормы о правах человека, но и нормы, содержащиеся в соглашениях об экономическом, научном, культурном сотрудничестве. Непосредственно такие соглашения не обязывают юридических и физических лиц к сотрудничеству, а лишь открывают перед ними соответствующие возможности. Организация сотрудничества и ответственность за выполнение соглашений лежат на государстве.

В общем, мы видим, что совершенствуется нормативная основа применения норм международного права и во внутреннем праве. В отличие от прошлого новое конституционное законодательство государств уделяет внимание этой проблеме. Примером тому служит Конституция России. Более детальное регулирование обеспечивается принятым на основе Конституции Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации».

Внутреннее право постепенно приспосабливается к своей роли в имплементации норм международного права. В качестве общего правила можно сказать, что чем более развита правовая система государства, тем ближе к оптимальному порядок ее взаимодействия с международным правом. Помимо особенностей применения норм международного права международным и национальным методами, существуют и общие для них положения и правила.

Применение норм права к конкретным случаям заключается в следующем:

Норма применяется не сама по себе, а как элемент системы, в связи с иными нормами; толкуется с учетом других норм, и прежде всего в свете основных целей и принципов международного права. Вопрос о действительности нормы решается только на основе международного права. Согласно принципу добросовестного выполнения обязательств, выполнению подлежат договоры, действительные в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. В ст. 42 Венской конвенции о праве международных договоров говорится, что «действительность договора или согласия государства на обязательность для него договора может оспариваться только на основе применения настоящей Конвенции».

Это положение подтверждается и внутренним правом. В Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации» сказано, что договоры «подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих международных договоров, нормами международного права, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации» (п. 1 ст. 31). Следовательно, первое место отведено международному праву. Вместе с тем государство при осуществлении международных норм должно действовать в рамках своего законодательства.

Применение норм в немалой мере регулируется общими принципами права: никто не может передать прав больше, чем сам имеет; специальный закон преобладает над общим и др. Некоторые из них закреплены конвенционно. Венская конвенция о праве международных договоров в ст. 28 закрепила принцип «закон обратной силы не имеет»: норма не подлежит применению в отношении любого действия или факта, которые имели место до ее вступления в силу, или в отношении любой ситуации, которая перестала существовать до этого момента. Однако, если установлено намерение субъектов придать норме обратную силу, то она применяется к действиям, фактам и ситуациям, имевшим место в прошлом.

В случае приостановления действия нормы она не подлежит применению в течение соответствующего срока. Тем не менее следует воздерживаться от мер, которые могли бы помешать возобновлению нормы.

Не подлежит применению норма, утратившая силу. Однако прекращение действия нормы не влияет на права, обязательства или юридическое положение субъектов, возникшие в результате применения нормы до ее прекращения.

Толкование норм международного права

Понятие толкования

Толкование неразрывно связано с применением. Оно предшествует применению и сопутствует ему. Посредством толкования субъекты выясняют содержание нормы и возможные последствия ее применения. В ходе применения руководствуются достигнутым пониманием и корректируют его в свете определенных нормой целей. Толкование в процессе применения способствует устранению неточностей, допущенных при создании нормы, а также уточнению ее содержания в меняющихся условиях.

Толкование норм международного права представляет собой науку и искусство, требует использования широкого спектра знаний: юриспруденции, логики, истории, грамматики, теории систем и информатики, политологии, а также специальных отраслей, например экономики и др. Велико и политическое значение толкования.

Сошлемся на историю попытки администрации США истолковывать договор с СССР о противоракетной обороне таким образом, чтобы сделать совместимыми с ним мероприятия в рамках концепции звездных войн. Поскольку при всем желании истолковать соответствующим образом сам текст договора оказалось невозможным, то юрисконсульт Госдепартамента А. Софайер решил противопоставить тексту договора записи переговоров, т.е. подготовительные материалы, что, как мы увидим, недопустимо.

Комитет сената по иностранным делам назвал эти действия «беспрецедентной реинтерпретацией» договора на основе протокольных записей. Реакция на явную попытку одностороннего пересмотра договора под прикрытием его переистолкования была настолько существенной, что администрация вынуждена была временно отступить, хотя и пыталась при этом сохранить лицо.

Особое значение проблема толкования норм международного права приобрела в связи с их все более широким применением в рамках внутренних правовых систем. Несмотря на все это, толкование норм международного права не привлекло к себе должного внимания ученых, особенно отечественных. Даже в учебниках этому вопросу практически не уделяется внимания. Такое положение отрицательно сказывается на практике правоприменения. Учитывая сказанное, целесообразно уделить толкованию норм международного права несколько больше внимания, чем это принято в учебниках.

В литературе принято связывать толкование лишь с договорами. В учебниках соответствующий раздел помещают в разделе о праве договоров. Между тем толкование обычных норм не менее сложно и необходимо, чем толкование норм договорных. Причины подобного положения следует искать, очевидно, в наличии тесной связи процесса установления существования обычая с определением его содержания, с его толкованием. Поэтому некоторые вопросы толкования обычных норм рассматриваются в посвященных им разделах. Кроме того, при толковании обычных норм используются многие из тех правил и способов, которые применяются и при толковании договорных норм.

Объективисты, они же текстуалисты, видят главное в установлении значения текста путем его анализа. Они не отрицают значения воли сторон, но лишь той, что нашла закрепление в тексте. Юридическое значение имеет лишь текст, принятый сторонами. В обязанности толкующего не входит установление соответствия текста воле сторон. Во главу угла ставятся четкость и стабильность нормы. Считается, что содержание нормы остается неизменным. Толкование не может менять содержание нормы в угоду меняющимся обстоятельствам. Многие сторонники текстуального подхода не игнорируют значения и других доказательств намерения сторон, но видят в тексте его окончательное выражение.

Субъективисты видят главную задачу в выяснении намерений сторон, которые далеко не всегда полностью выражены в тексте. Поэтому большое значение придается иным, помимо текста, средствам толкования, и прежде всего подготовительным материалам. Решающее значение придается воле сторон в момент создания нормы.

Некоторые представители рассматриваемого направления вообще отрицают прямое отношение намерений сторон к содержанию нормы. Полагают, что и цель нормы не является неизменной, нормативное содержание следует толковать в соответствии с той целью, которую преследует норма в момент толкования.

Телеологическое толкование широко используется Европейским судом по правам человека. Суд не раз подчеркивал, что толкование Европейской конвенции по правам человека должно быть таким, чтобы оно «наиболее соответствовало реализации цели». С другой стороны, в решении по делу «Лойзиду против Турции» (1995 г.) содержится следующий тезис: «То положение, что Конвенция является живым актом, который должен толковаться в свете современных условий, прочно утвердилось в практике Суда».

Из сказанного видно, что сторонники каждого из подходов отдают предпочтение какому-то одному методу толкования, принижая значение остальных. На деле толкование требует использования всех методов в комплексе и на основе пропорциональности их значения.

Объект и средства толкования

Стоящие перед толкованием задачи определяются объектом толкования, т.е. международно-правовой нормой. Если норма с большей или меньшей полнотой находит выражение в тексте, то именно текст служит основным средством толкования.

Согласованные и воплощенные в норме воли сторон не утрачивают с ними связи; могут развивать содержание нормы в соответствии с требованиями жизни. В противном случае норма вскоре отстала бы от жизни, утратила смысл. Поэтому при толковании необходимо учитывать последующую практику сторон.

Средства толкования определены Венской конвенцией о праве международных договоров, которая поделила их на основные и дополнительные. К первым отнесен контекст договора в широком понимании этого термина. Помимо текста договора и приложений он включает любое соглашение, достигнутое участниками в связи с заключением договора, а также любой другой документ, принятый участниками как относящийся к договору.

Такое же значение, как и контексту, придается любому последующему соглашению участников относительно толкования или применения договора, а также нормам международного права, применяемым между участниками (ст. 31).

Читайте также:  Кружиться во сне от радости

К дополнительным средствам толкования отнесены подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора (ст. 32). Использование дополнительных средств допускается лишь в том случае, если применение основных средств оставляет значение нормы неясным или приводит к явно абсурдным результатам.

Международный Суд неоднократно использовал в качестве средств толкования последующую практику сторон и подготовительные материалы. При этом подготовительные материалы порой служили основанием для существенных выводов.

Виды толкования

Виды толкования принято различать по субъектам толкования. Наиболее авторитетным является аутентичное толкование, т.е. такое, которое осуществляется самими сторонами. Его результаты имеют такую же силу, как и сама норма; они оформляются в ясно выраженном виде (договор, декларация, коммюнике) либо находят отражение в согласованной практике.

Судебное толкование обязательно только для сторон и только по данному делу. Тем не менее толкование, осуществляемое таким органом, как Международный Суд, активно используется в качестве дополнительного средства толкования в международной практике.

Особенно значительна интерпретационная деятельность организаций в отношении собственных уставов. Она позволяет приспосабливать эти акты к новым условиям. Должностные лица международных организаций подчеркивают значение такого рода толкования. Весьма показательно в этом плане принятие Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 г. Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами в соответствии с Уставом ООН. Формально это был акт толкования принципов Устава, а фактически важнейший после принятия Устава шаг в развитии содержания основ международного права. Свою юридическую силу положения этой декларации обрели лишь в результате последующего признания за ними таковой государствами, т.е. в качестве норм обычного права.

Тенденция к совершенствованию положений Устава ООН в последние годы получила дальнейшее развитие. Достаточно указать на такой факт, как учреждение Советом Безопасности международных уголовных трибуналов, что никак не предусмотрено Уставом. Тем не менее Совет принял статуты трибуналов, а государства молчаливо с этим согласились.

Толкование, осуществляемое государствами, а также международными органами и организациями, называют официальным толкованием. Его разновидностями являются также нормативное и казуальное толкования. Нормативное толкование касается общего содержания нормы и относится ко всем случаям ее применения. Казуальное толкование выясняет содержание нормы применительно к конкретному случаю. Мы уже встречались и с таким видом толкования, как нормативно-рекомендательное, под которым понимается общее толкование норм, осуществляемое международными органами и организациями с помощью резолюций, обладающих силой рекомендаций.

Помимо официального существует и неофициальное толкование, субъектами которого могут быть общественные, политические организации, журналисты и др. Особой разновидностью неофициального толкования является толкование доктринальное, осуществляемое учеными и их организациями. Его влияние на практику определяется обоснованностью научного анализа, включая обобщение практики. Опыт показывает, что результаты доктринального толкования довольно активно используются государствами, международными органами и организациями.

Эта роль доктринального толкования нашла отражение в Статуте Международного Суда ООН, где говорится, что Суд применяет «доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм» (ст. 38, d).

Особым авторитетом пользуется доктринальное толкование, осуществляемое международными научными организациями, такими как Ассоциация международного права и Институт международного права.

Правила толкования

Принципы и правила толкования в основном кодифицированы Венскими конвенциями о праве международных договоров (ст. ст. 31 и 32). По мнению Международного Суда ООН, воплощенные в этих статьях принципы «могут во многих отношениях рассматриваться как кодификация существующих по данному вопросу норм обычного международного права».

Среди принципов толкования особое значение Венские конвенции придают принципу добросовестности. Толкование должно быть добросовестным, т.е. честным, учитывающим интересы всех заинтересованных сторон и направленным на выявление реального содержания нормы.

Принцип единства толкования требует, чтобы норма понималась единообразно во всех случаях, применительно ко всем субъектам.

Принцип эффективности требует, чтобы результаты толкования вели к достижению целей нормы, делали ее действенной. По мнению Международного Суда, этот принцип является одним из основных принципов толкования, «которого последовательно придерживается международное правосудие». В Венских конвенциях этот принцип нашел выражение в требовании того, чтобы толкование осуществлялось «в свете объекта и целей договора». К раскрытию содержания рассматриваемого принципа имеют отношение давние максимы: право диктуется разумом; право не требует бесполезного; право не требует невозможного; толкование должно делать соглашение действенным, а не бездейственным.

Результатом толкования не может быть одностороннее ограничение прав одного из субъектов. Поэтому нормы, отрицательно сказывающиеся на правах субъекта, толкуются ограничительно. Соответственно, и дополнительные права, правомочия одного из субъектов толкуются таким же образом (правомочие должно толковаться ограничительно).

Сомнительные положения нормы толкуются в пользу обремененного субъекта. Неясные моменты толкуются так, чтобы не увеличивать обязанности несущей их стороны.

Правило специального закона (lex speciales) требует, чтобы при толковании признавалось преимущество специальных норм по отношению к общим, поскольку они непосредственно относятся к данному случаю, конкретизируют общую норму, а порой и делают из нее исключение.

Содержащиеся в нормах термины следует понимать в соответствии с их обычным значением с учетом всего контекста. Специальное значение может быть придано термину лишь в случае, если будет установлено, что таково было намерение субъектов.

Способы толкования

Специально-юридическое толкование представляет собой выяснение юридических характеристик международно-правовой нормы. Речь идет о таких моментах, как: находится ли норма в силе, каков круг субъектов, на которых распространяется ее действие, и т.п. Для международного права этот способ толкования имеет особое значение в силу сложности формирования его норм, особенно обычных.

Специально-юридическое толкование состоит также в анализе юридических понятий, категорий, конструкций на основе специальных правовых знаний. Особое значение этот способ приобретает тогда, когда речь заходит о государствах с различными правовыми системами. В разных странах не совпадает значение даже одних и тех же терминов.

Для толкования нормы имеет существенное значение выяснение ее места в договоре, в каком разделе она находится, какие вопросы призван решать договор в целом и соответствующий раздел. Иначе говоря, выясняется положение нормы в системе данного договора, который представляет собой единое целое и внутренне согласован.

Важность системного толкования очевидна, особенно в условиях развития системного характера международного права в целом. Раскрытие структурных связей и опосредований норм дает возможность более основательно проникнуть в ее смысл и понять ее воздействие на международные отношения, которое осуществляется во взаимодействии с другими нормами. Системное толкование создает дополнительные возможности для устранения расхождений между различными нормами, а также для восполнения пробелов в праве.

Особенно активно толкование в свете меняющихся условий используется Европейским судом по правам человека. Он рассматривает норму в качестве «живого, развивающегося договора, который подлежит толкованию в свете тех условий, которые сложились в настоящее время». Так, в решении по делу «Маркс против Бельгии» Суд определил, что различия в правовом положении «законнорожденных» и «незаконнорожденных» детей, рассматривавшиеся при подготовке Европейской конвенции по правам человека как «разрешаемые и нормальные», перестали быть приемлемыми.

Толкование норм международного права как части права страны

Толкование норм международного права как части права страны представляет сложную проблему, обладающую немалой спецификой. Она приобретает растущее значение по мере углубления взаимодействия международного и внутреннего права. От этого процесса зависит правильное применение международных норм как части правовой системы страны, а также выполнение государством своих международных обязательств.

Толкование должно начинаться с выяснения содержания и юридических параметров нормы в свете международного права. Этот момент нашел отражение и в Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации»: «Международные договоры Российской Федерации заключаются, выполняются и прекращаются в соответствии с общепризнанными нормами международного права, положениями самого договора, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом» (п. 1 ст. 1).

То, что Конституция РФ указана после норм международного права, не означает принижения ее правового статуса в правовой системе страны. Приведенное положение Закона следует понимать как предписывающее начинать толкование нормы с выяснения ее международно-правовых параметров. Что же касается Конституции РФ, то она имеет высшую юридическую силу. Результаты толкования международных норм не могут ей противоречить.

Толкование осуществляется с учетом того, что международные нормы являются частью правовой системы страны и потому должны пониматься в свете ее целей и принципов.

Конституция РФ определила компетенцию органов государства в области толкования международных норм. Главная ответственность за реализацию этих норм лежит на Президенте РФ. Даваемое им толкование обязательно для всех органов исполнительной власти. Судебная власть с должным уважением относится к актам толкования Президента РФ, но юридически ими не связана.

Судебная власть играет, пожалуй, основную роль в толковании международных норм как части права страны. Итальянский профессор Б. Конфорти отмечает: «Внутренние суды создают гораздо больший объем судебной практики относительно толкования договоров, чем международные суды».

Принятое судом толкование может быть пересмотрено вышестоящим судом в общем порядке. Толкование Верховного Суда обязательно для всех иных судов государства. Суд вправе обратиться за консультацией к исполнительной власти, прежде всего к ведомству иностранных дел. В США Верховный Суд придает самое серьезное значение толкованию договоров исполнительной властью и часто обращается к ней с просьбой дать заключение.

Анализ практики говорит о том, что в общем суды придерживаются объективистского подхода, ставя во главу угла текст. Думается, что такая позиция обоснованна, поскольку иные средства толкования международного права менее доступны суду.

Наибольшая трудность состоит в обеспечении определенного единообразия в толковании норм международного права судами разных стран. Эта задача специально подчеркивается в конвенциях, которые рассчитаны на применение их положений судами государств. Поэтому суды должны воздерживаться от одностороннего толкования, основанного как на политических, так и на юридических соображениях. Не следует ориентироваться лишь на национальную правовую систему. Необходимо принимать во внимание и судебную практику других стран. Задача не из легких, но решать ее необходимо.

При ратификации, одобрении договора парламент может изложить свое понимание тех или иных его положений. Такое толкование обязательно как для исполнительной, так и для судебной власти. Если в дальнейшем парламент заявляет о своем понимании действующего договора, то такое заявление юридически не обязательно. Особенно существенна роль парламента в толковании международных норм при издании законов, призванных обеспечить осуществление этих норм. Содержащееся в таких законах толкование обязательно для всех органов власти, включая суды.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Коротко о самом интересном
Adblock
detector