Правила толкования положений договора

Статья 431 ГК РФ. Толкование договора (действующая редакция)

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Комментарий к ст. 431 ГК РФ

1. Под толкованием договора, о котором идет речь в комментируемой статье, понимается уяснение действительного смысла содержащихся в нем условий.

Комментируемая статья исходит из приоритета согласованного волеизъявления обеих сторон, защищая интересы имущественного оборота. Поэтому при толковании договора судом он должен прежде всего принимать во внимание буквальное значение содержащихся в тексте слов и выражений. При выяснении буквального значения слов и выражений, содержащихся в тексте договора, они должны пониматься в их обычно используемом значении, если из текста договора не следует иное намерение сторон.

При этом, устанавливая содержание конкретного условия в случае его неясности, суд сопоставляет его с содержанием других условий и общим смыслом договора.

Возможны ситуации, когда буквальное значение содержащихся в тексте слов и выражений договора не позволяет установить содержание конкретного условия договора. В таких случаях суд должен выяснить действительную общую волю сторон (а не волю каждой из них), принимая во внимание не только текст договора, но и его цель, переговоры и переписку контрагентов, их последующее поведение, практику их взаимоотношений, обычаи.

В соответствии с п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» в случае спора о заключенности договора суд должен оценивать обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства.

При выяснении действительной общей воли сторон с учетом цели договора она должна определяться на момент заключения договора, а не на момент его толкования.

Источник

Толкование условий договора

Почему важно установить однозначный смысл условий договора?

Однозначное толкование условий договора необходимо для точного установления прав и обязанностей его сторон. От того, как следует понимать то или иное условие может зависеть вопрос заключения договора. В той же мере от толкования условий договора может зависеть вопрос действительности отдельного условия или договора в целом. Если договор будет признан недействительным или незаключенным, то его стороны не будут иметь предусмотренных соглашением прав и обязанностей, а для них будут наступать иные последствия – например, возврат полученного по договору имущества. Неясные условия также могут сыграть в пользу одной из сторон, которая специально заложила скрытую возможность усиления своих интересов, предложив данное условие.

Как разрешается противоречие в понимании сторонами смысла условий договора?

Разрешает такое противоречие суд, который толкует смысл условий договора в предусмотренном законом порядке. В конечном счете, от позиции суда и будут зависеть права и обязанности сторон соглашения. Тем не менее, суд толкует договор с учетом определенных правил, которые, в первую очередь, направлены на то, чтобы суд в своей трактовке не устанавливал условия за тех, кто заключил договор, а выяснял то, как стороны понимали или должны были понимать при заключении договора и его исполнении.

Какими нормами закона руководствуется суд при толковании договора?

Главные правила толкования договора судом сформулированы в статье 431 ГК РФ, которая гласит, что суд при толковании смысла условий договора должен:

Тем не менее, насколько бы очевидными не казались правила данной статьи, они сами по себе не дают полного объяснения того, как суд должен толковать условия договора. К примеру, одно указание на буквальное толкование полностью не даст понять лицу, не знакомому с практикой правоприменения, то, каким именно образом фактически должно производиться такое буквальное толкование. Кроме того, не всегда подробно описанные в данной статье способы толкования позволяют однозначно уяснить смысл договорных условий.

Поэтому, помимо данной нормы, суды руководствуются положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 №49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», а арбитражные суды и коллегия ВС РФ по экономическим спорам также руководствуются Постановлением Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №16 «О свободе договора и ее пределах».

Данные акты подробнее регламентируют установленные ст.432 ГК РФ правила, а также предусматривают иные варианты толкования, которые может применить суд, если ему не удастся установить однозначное значение договорных условий с использованием подходов, предусмотренных 431 статьей. К примеру, устанавливается допустимость толкования против стороны, предложившей проект договора или стороны, являющейся профессиональным участником (например, банка или страховой организации) в ситуации, поскольку такая сторона, скорее всего, предложила текст договора, а согласование с ней иных условий было бы затруднительно. Такой метод толкования также именуется толкованием Contra Proferentem.

Основные презумпции при толковании договора

Важно также помнить, толкование условий договора осуществляется с учетом существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств. Например, договоры с потребителем толкуются с императивных норм (обязательные требования закона, которые нельзя изменить договором) потребительского законодательства, защищающих потребителя. Например, если возникнет сомнение в том, нарушает ли условие договора императивные требования или нет, то суду следует выбрать вариант толкования, при котором не нарушаются обязательные предписания закона.

Буквальное толкование условий договора

Вполне очевидно, как применяется буквальное толкование – но ровно до того момента, как у одного слова или выражения находится несколько противоположных значений. Значения могут быть разными в зависимости от сферы договора: одни термины используются в строительстве, другие в банковской деятельности, третьи в транспортной сфере. К тому же, лица, для которых русский язык не является родным, могут иначе понимать базовое значение некоторых слов или вовсе не знать о наличии определенного значения у некоторых слов.

Читайте также:  Почему дети во сне одеяло

Поэтому, как указывалось ранее, значение слов и выражений определяется судом с учетом их общепринятого употребления любым участником гражданского оборота, действующим разумно и добросовестно. То есть, по общему правилу, слова должны значить то, что они значат для большинства лиц.

Толкование условий договора исходя из сопоставления с другими условиями договора

Если значение при использовании метода буквального толкования все равно остается неясным, то такое значение должно быть установлено с помощью сопоставления с другими условиями договора и со смыслом договора. В том числе, толкование происходит с учетом того, в какой сфере заключен договор – применяется соответствующая профессиональная терминология.

Вполне очевидно, что слово «плата» в договоре аренды, скорее всего, будет означать арендную плату, поскольку сущность договора аренды заключается в передаче имущества во временное владение и пользование за арендную плату. Но в условии о расторжении договора слово «плата» может означать и плату за односторонний немотивированный досрочный отказ от договора, которая может быть заметно выше арендной. Соответственно, наличие слова или выражения в том или ином пункте договора, а также сущность договорных отношений, могут иметь значение для толкования неясностей в договоре.

Установление действительной воли сторон

Если не получится выяснить то, какое значение имеют условия договора, применяя метод буквального толкования в соответствии с общим пониманием слов или употребляемым в определенной сфере значением слов, то суд устанавливает намерения сторон исходя из практики взаимоотношений между ними, обычаев делового оборота или же поведения сторон после заключения договора.

Например, если суду будет предоставлена переписка сторон, из которой будет понятно, что стороны придавали иное значение определенным терминам, то суд может трактовать неясности с учетом терминов переписки.

Как пример можно привести ситуацию из произведения Льюиса Кэрролла «Алиса в зазеркалье», воспроизведенную в одном из решений английского суда по спору в отношении толкования терминов договора. В одном из диалогов между Алисой и Шалтаем-Болтаем, Шалтай-Болтай использовал слово «слава» в значении «разъяснил, как по полкам разложил», на что Алиса заявила, что у данного слова нет такого значения. Шалтай ответил, что когда он берет слово, то оно означает все, что он хочет. Алиса же никак не могла знать о подобном значении данного слова, ровно до того момента, как об этом ей сказал Шалтай. Значит, с того момента она также могла употреблять слово «слава» в том же значении. И если бы в разговорах или переписках с Шалтаем она бы заменяла слово «разъяснил, как по полкам разложил» (или например, слово «весомый аргумент») на слово «слава», то суд, толковавший какой-нибудь договор между ними (если бы они его заключили и обратились в суд), должен был бы использовать слово «слава» в данном значении. Если, конечно, в условии договора звучало бы уместно выражение «разъяснил, как по полкам разложил» или «весомый аргумент». Ровно так же российские суды должны устанавливать значение слов и выражений исходя из переписок, переговоров и иной практики взаимоотношений сторон.

В расчет могут приниматься обычаи, действующие в определенных сферах бизнеса. Если, например, условия можно истолковать двумя различными способами, один из которых укладывается в широко применяемый в данной сфере деятельности обычай (например, в виноделии или банковской деятельности), то судебный орган может посчитать, что стороны определили свои права и обязанности в соответствии с данным обычаем.

Поведение сторон после заключения договора также принимается во внимание. Так, сторона, начавшая исполнять договор определенным образом, не может заявить о том, что она должна исполнять договор другим образом, так как это прописано в условиях договора (неоднозначных условиях). Такое поведение является недобросовестным, а потому суд, скорее всего, придет к выводу, что права и обязанности, сформулированные данным условием ровно те же, что и исполняемые и реализовываемые заявителем. Кроме того, такому заявителю суд, вероятно, откажет в удовлетворении требования на основании его недобросовестности.

Иные способы толкования

В случае если с учетом описанных выше методов суд не сможет однозначно истолковать договорное условие, то он может прибегнуть к толкованию Contra Proferentem. Такой способ толкования положений договора стал доступен российским судам сравнительно недавно – в 2014 году с принятием ПП ВАС РФ о свободе договора. При этом, до конца 2018 года возможность применения данного метода толкования в спорах в судах общей юрисдикции (между гражданами или с одной стороной договора, являющейся физическим лицом) было затруднительно, то с момента принятия ПП ВС РФ №49, копирующего соответствующее толкование Высшего Арбитражного Суда РФ, такой метод толкования в полной мере применим к любым гражданско-правовым договорам в случае, если суд исчерпал другие доступные средства уяснения смысла норм договора.

Подобный метод толкования, известный со времен римского права (недаром используется латинское название) имеет популярность во многих зарубежных правопорядках. В особенности, в соглашениях с неравенством переговорных возможностей – например, к потребительским договорам. Поскольку слабая сторона не имеет возможности предложить иные условия договора, поэтому все неясности трактуются в ее пользу.

Читайте также:  При крепком сне снятся сны

Вряд ли у Вас получится предложить свой проект договора банку в ситуации, когда вы хотите взять потребительский кредит – по крайней мере, путем переговоров, а не отправки в адрес банка подписанного договора, составленного Вами вместо подписанного договора, предложенного банком. Некоторое время назад получил известность один случай, когда клиент одного из банков, действующего без отделений (интернет-банка), направил свой договор, вместо предложенного – но в данном случае такое лицо могло надеяться только на то, что сотрудники банка не заметят отличий и подпишут договор. Но такие действия, как минимум, недобросовестны, поскольку банк заключил такой договор только в силу ошибок своих сотрудников. Поэтому у потребителей остаются две правомерные возможности: заключить договор на предложенных условиях или отказаться от его заключения, обратившись к конкурентам или вовсе не вступать ни с кем в подобные договорные отношения.

Поэтому неясные условия договора, прописываемые, как правило, мелким шрифтом, часто являются способом злоупотреблений и лишения потребителя определенных прав, которые он планировал приобрести, заключив договор с профессиональным субъектом.

Но даже при равенстве переговорных возможностей одна из сторон может предложить условия с неочевидной трактовкой, которые будут являться своеобразной «миной» под договорные отношения сторон. Например, проекты большинства договоров найма жилых помещений предлагают наймодатели (арендодатели) – это вполне устоявшаяся практика, от которой никуда не деться. Даже если практически все условия были предложены одной стороной, другая сторона может предложить всего одно условие (например, о порядке расторжения договора), определенные трактовки которого, могут существенно усилить интересы данной стороны, а потому совершенно не в пользу ее контрагента.

Итак, пункт 45 ПП ВС РФ, толкуя ст.431 ГК РФ, устанавливает следующие положения о подобном толковании:

Напоследок стоит сказать, что не всегда осуществление профессиональной деятельности может быть свидетельством того, что именно эта сторона предложила договор. К примеру, профессиональный подрядчик по уборке помещений заключает договор с крупной корпорацией. Крупная компания, скорее всего, привлекает множество подрядчиков, а потому имеет стандартные договоры и стандартизированные для всех офисов в разных городах и странах правила взаимодействия с подрядчиками. В данном случае подрядчик может опровергнуть презумпцию, доказав то, что именно крупная корпорация предложила ему условия, на которых можно заключить договора, даже не смотря на то, что он, возможно, первый проявил интерес к заключению договора. Но иная ситуация может быть в случае, когда такая корпорация приобретает турпутевки для работников – вполне вероятно, что именно туроператор предложит договор, тем более с учетом широкого количества обязательных условий, предусмотренных специальным законом для договора оказания туристских услуг.

Кроме того, приведенное Постановление Пленума ВС РФ указывает на иные способы толкования. Это вовсе не означает, что будут применяться какие-то нестандартные методы, значительно отличающиеся от методов, описанных ранее. Перечень способов толкования вряд ли можно назвать исчерпывающим, но их главная направленность на выявление действительной воли сторон (кроме случаев толкования против предложившей стороны) очевидна. К примеру, с все большим распространением смарт-контрактов можно предположить возможным их толкование в т.ч. с учетом утилитарной ценности отдельных элементов компьютерного кода или возможностей системы – тем не менее, такое толкование, в принципе, возможно совершить в уже существующих концепциях.

Также мы рекомендуем к просмотру передачу Антона Иванова, в которой происходит обсуждениеа толкования договора и его правовой квалификации:

Источник

Принцип эффективности толкования договора, или О том, как важно быть уверенным в том, что есть именно то, о чем стороны договорились, или думали, что договорились

Неясность или двусмысленность спорного текста, особенно когда позиции сторон по делу также невнятны, создает риск выбора «негативного сценария», т.е. признания договора незаключенным, недействительным, неисполнимым, абсурдным либо таким, каким его стороны и помыслить не могли.

Если договор заключен, логично предположить, что его возникновение имеет причину и цель. Коль скоро договор как юридический факт представляет собой волевое действие.

Произвольное (слишком быстрое) признание любого существенного условия несогласованным или недействительным противоречит стабильности гражданского договора и общей идее о том, что договоры должны соблюдаться (параллель с pacta sunt servanda). Собственно, римский принцип favor contractus тоже об этом – о необходимости всячески благоприятствовать сделке «быть».

Одним из следствий игнорирования принципа эффективного толкования следует считать массовый характер споров о признании сделок недействительными, что в целом неестественно для гражданского права. В п. 5.1.1 Концепции развития гражданского законодательства (от 7.10.2009 г.) было указано, что «Значительная часть этих споров инициируется недобросовестными лицами, стремящимися избежать исполнения принятых на себя обязательств. В этой связи необходимо предпринять законодательные меры, направленные на исправление складывающегося положения».

Вместе с тем, проблема глубже. Дело не только и не столько в законодательстве, сколько в адекватности и разумности правоприменения и, как следствие, толкования.

Однако важно то, что это тот самый принцип толкования, который признан в международной практике и равным образом известен нашему законодателю (жаль только, что не закреплен прямо в ст. 431 ГК РФ) и национальным судам (жаль только, что прямо не поименован таковым и не снабжен детальными разъяснениями).

Его идейное содержание хорошо сформулировано в Принципах Европейского договорного права (The Principles on European Contract Law (PECL)), в ст. 5: 106 :

Это означает, что предпочтительным является толкование позитивное, то есть в пользу того, что условие законно и эффективно, то есть существует, действительно, исполнимо, неабсурдно, похоже на то, что стороны имели или должны были иметь ввиду.

Именно на обеспечение такого исхода толкования необходимо направить все силы и внимание, особенно суду в процессе оценки позиций сторон.

Читайте также:  Музыка для сна гроза слушать

Разумеется, данный принцип не означает абсолютизацию свободы договора без причины. Неустранимые дефекты в выражении воли могут быть, но их необходимо не только установить, но и убедиться в их неустранимости. То есть убедиться в том, что неясные выражения никак не объяснить в смысле, наиболее благоприятном для сохранения сделки.

Потенциал для толкования можно черпать в том числе и в законодательстве. Не случайно законодатель отказался от презумпции ничтожности сделки в пользу презумпции оспоримости (ст.168 ГК РФ), а также допустил существование иных последствий нарушения сделки, не связанных с недействительностию (ст. 431.1 ГК РФ).

В п. 2 ст. 431.1 ГК РФ справедливо указано, что, по общему правилу, сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным.

Это норма как раз является одним из доказательств значимости принципа эффективного толкования договора и демонстрацией многофакторности правовой оценки.

Согласно п.8 ст. 7 Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации” “При толковании арбитражного соглашения любые сомнения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости”. Очевидно, что при всей особенности природы арбитражного соглашения вряд ли можно найти серьезные аргументы против применения данного принципа ко всем гражданско-правовым договорам. Как минимум, допустима аналогия закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ).

Следует обратить внимание на то, что в абз. 1 п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора» (ПП ВС № 49) особо обращается внимание на то, что “Условия договора подлежат толкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными [НЕ ТОЛЬКО] в статье 1 ГК РФ, [НО И ]другими положениями ГК РФ, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (статьи 3, 422 ГК РФ)“ (вставка моя). Это лишний раз показывает, что пока что правила толкования договоров не могут быть ограничены крайне лаконичной ст. 431 ГК РФ.

Сам принцип эффективного толкования в общем виде сформулирован в п. 44 ППВС№ 49: “При наличии спора о действительности или заключенности договора суд, пока не доказано иное, исходит из заключенности и действительности договора и учитывает установленную в пункте 5 статьи 10 ГК РФ презумпцию разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений. Если условие договора допускает несколько разных вариантов толкования, один из которых приводит к недействительности договора или к признанию его незаключенным, а другой не приводит к таким последствиям, по общему правилу приоритет отдается тому варианту толкования, при котором договор сохраняет силу”.

Я говорю именно об общем виде, поскольку оценкой (не)заключенности / (не)действительности этот принцип не ограничивается. Сказанное подтверждается не только приведенными выше примерами из PECL и законодательства, но самим же ВС РФ, разъяснениям которого просто не хватает полноты и системности.

В частности, отражением принципа эффективного толкования является и оговорка в абз. 3 п. 32 ПП ВС № 49 о том, что “Толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду.

За этим разъяснением можно увидеть всю широту идеи эффективного толкования. Дело не только в оценке (не)заключенности /(не)действительности условия. Дело в выборе из всех возможных смыслов того, который наиболее соответствует или должен соответствовать именно общим намерениям и воле сторон, является ситуативно разумным, адекватным и неабсурдным.

Достаточно редко, но в практике судов также можно увидеть обращение к принципу эффективного толкования в самом широком смысле, то есть не только в контексте оценки наличия и законности условий, но и для того, чтобы убедиться, что их понимание не приводит к абсурдным последствиям.

Например, в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.10.2016 N Ф07-7716/2016 по делу N А56-72478/2015 примечательно следующее указание:

Статьей 32 Венской конвенции предусмотрено возможное обращение к дополнительным средствам толкования, в том числе к подготовительным материалам и к обстоятельствам заключения договора, чтобы подтвердить значение, вытекающее из применения статьи 31; или определить значение, когда толкование в соответствии со статьей 31: оставляет значение двусмысленным или неясным (а), или приводит к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными (b)”.

Напротив, игнорирование принципа эффективного толкования приводит к существенным ошибкам. Примером может служить дело, приведенное в п. 23 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2020)»(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2020).

Жаль только, что ВС РФ не поясняет свою вывод исчерпывающим образом и не говорит о том, что такой подход обусловлен именно необходимостью соблюдения принципа эффективного толкования договорного условия.

Подытоживая:

Таким образом, применение положений ст. 431 ГК РФ невозможно без учета принципа эффективного толкования.

Последний означает, что в споре должны быть предприняты всевоможные усилия для того, чтобы договор (1) в случае доказанности неясности соответствующих условий 2) был признан именно заключенным, действительным, исполнимым, разумным и не абсурдным с точки зрения общей воли сторон.

В этом состоит его практическое значение.

Практические рекомендации в договорных спорах может быть сформулированы следующим образом:

как в процессе подготовки правовой позиции, так и в процессе оценки аргументов спорящих сторон необходим последовательный тест на оценку каждого условия (1) не только как существующего, законного (первый этап), но и эффективного (то есть такого, которое разумно и неабсурдно для сторон) (второй этап);

как следствие, выбор “негативного сценария” без достаточных причин толкования будет является существенным нарушением норм права и поводом для оспаривания судебных актов.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Коротко о самом интересном
Adblock
detector